Tajik Development Gateway на русском языке > История

Сельджуки и распад государства Газневидов

Сельджуки и распад государства Газневидов

Из книги Б.Г.Гафуров “Таджики. Древнейшая, древняя и средневековая история”

По завещанию Махмуда группа сановников во главе с хаджибом провозгласила царем сына Махмуда Мухаммада. Против этого выступил старший сын Масуд. Ослепив Мухаммада и заключив его с детьми в крепость, Масуд взял власть в свои руки.

При Масуде (1030—1041 гг), который в жадности и стяжательстве не уступал своему отцу, ограбление населения перешло всякие границы. Правители отдельных областей грабили народ, вымогая взятки и устанавливая незаконные налоги. Масуд не только не боролся с злоупотреблениями, но и сам получал от этого немалые доходы.

Продолжая политику отца, Масуд старался сохранить добрососедские отношения с Қараханидами. Приводимое ниже письмо хорезмшаха Алтунташа, написанное Масуду в 1030 г., ясно показывает сущность этих отношений: «Покойный эмир Махмуд Газневид сколько потрудился и [какие] средства истратил, покуда Кадырхан благодаря могуществу эмира и его поддержке не сделался ханом и дело его не упрочилось. А ныне это следует упрочить, дабы дружба стала крепче. Они не то, что настоящие друзья, однако показное дружелюбие будет сохраняться и никаким подстрекательством они заниматься не будут».

Хорезм, который при номинальной зависимости от Газневидов фактически существовал как самостоятельное государство, играл большую роль в судьбе государства Газневидов. После смерти Алтунташа Масуд хоть и принял меры к ограничению прав царя Хорезма, однако оставил страну в руках его наследников. Масуд присвоил титул хорезмшаха своему сыну, а сына Алтунташа — Харуна — назначил правителем Хорезма с титулом наместника. Однако Харун, установив дружественные отношения с Караханидом Али-тегином и с сельджуками, в 1034 г. объявил Хорезм независимым и запретил при молебствии упоминать имя газневидского султана. Весной 1035 г, Харун двинул войска на Хорасан. Сыновья Али-тегина (сам Али-тегин умер в 1034 поддерживая действия Харуна, также вторглись на территорию Газневидов. Но когда в самом начале похода Харун был убит своими рабами, подкупленными Масудом, сыновья Али-тегина вернулись в Самарканд, Масуд начал мирные переговоры с Караханидами. В результате между ними были установлены дружественные и родственные отношения. Таким образом, угроза государству Газневидов со стороны Хорезма и Караханидов была предотвращена дипломатическим путем.

В том-же 1035 г. Масуд должен был выступить против наступавших на Хорасан тюрок-сельджуков. В период борьбы Махмуда с Караханидами за Мавераннахр одна группа сельджуков получила его разрешение поселиться в Северном Хорасане.

Стремление освободиться от налогового гнета, обрести новые земли и пастбища не раз побуждало сельджуков к восстаниям. Борьба между сельджуками Хорасана и газневидским правительством сначала проходила с переменным успехом. В 1035 г. началось новое наступление сельджуков на Хорасан, Масуд отправил из Нишапура в Нису против сельджуков большое войско. В начале сражения газневидские войска одержали победу, однако ночью сельджуки атаковали их лагерь и нанесли им тяжелое поражение.

В последующее время сельджуки нанесли Газневидам еще несколько чувствительных ударов и овладели значительной частью Хорасана, включая Нишапур. Масуд собрал после этого огромное войско и сам отправился в поход. Решительное сражение произошло весной 1040 г. около Данденакана.

В результате этого сражения (по свидетельству источников, одного из самых кровопролитных в истории народов Средней Азии) был навсегда положен конец владычеству Газневидов в Хорасане. После окончания битвы предводитель сельджуков Тогрул поставил на поле боя трон, взошел на него и объявил себя верховным правителем Хорасана.

Нужно отметить, что большую поддержку сельджукам оказала городская знать Мерва и Нишапура, интересы которой были ущемлены Газневидами.

Султан Масуд перешел реку Мерверруд и достиг Газны. Однако снова собирать здесь войско для борьбы против сельджуков он не рискнул. Ему было ясно, что широкой поддержки в Маверанахре и Хорасане он не найдет. Ни знать, выступавшая против централизации, ни разоренное поборами население Хорасана н Тохаристана, ни народы окрестностей Газны, Систана и горной страны Гур не намерены были защищать государство Газневидов. Ярким подтверждением этому было бегство от врага целых толп воинов, которое Масуд наблюдал собственными глазами в битве при Данденакане. Вот почему он пришел к решению быстро направиться в Индию и собрать там сильную армию, чтобы с ее помощью остановить движение сельджуков.

Бейхаки сообщает, что Масуд перед своим отъездом в Индию написал письмо Арслан-хану с просьбой о помощи в борьбе против сельджуков. Затем он приказал освободить из заключения своего брата Мухаммада, с которым и предполагал следовать в Индию. Сторонники Мухаммада, сговорившись между собой, напали на Масуда, арестовали его, объявили Мухаммада султаном, а Масуда через несколько дней казнили (1041) г.

Сын султана Масуда Мавдуд, узнав о казни отца, прибыл в Газну в апреле того же года и объявил себя султаном. В битве при Динуре (Фатхабаде) он разбил войска Мухаммада, а его самого .и почти всех его детей казнил.

Мавдуду удалось не только подавить сопротивление своих братьев, стремившихся овладеть властью, но и удержать в своих руках Газну, а также Термез и Балх. Вскоре после этого он собрал в Индии сильную армию и послал ее против сельджуков в Хорасан. Однако сельджуки разбили и эти силы газневидского султана. Наконец, Мавдуд заключил союз с царями Индии, Туркестана и других соседних стран и в 1049—1050 гг. с большими силами направился в Хорасан, Однако в пути он заболел, вынужден был вернуться в Газну и там скончался.

В 1059 г. сельджуки захватили Балх и тем самым перерезали связь между Мавераннахром и Газневидским государством. После этого газневидская династия с каждым днем теряла свою мощь. В конце XII в. последний газневидский султан был взят в плен войсками Гура — нового государства в Афганистане, возникшего в конце XI—начале XII в.

Сельджуки и распад государства Газневидов

Таджики в государстве Газневидов

Борьба Мунтасира за восстановление власти Саманидов
Наука и литература таджиков в IX-X вв.

Завершение процесса образования таджикского народа в IX-X вв.
Положение крестьянства и народные движения в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Феодальные пожалования и условное землевладение в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Бухара – столица Саманидского государства
Торговля и денежное обращение в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Строительство и архитектура в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Производство тканей и другие ремесла в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Производство стекла и керамики в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Горное дело и металлургия в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Сельское хозяйство в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Феодальные междоусобицы и ослабление государства Саманидов
Государственное устройство государства Саманидов
Образование государства Саманидов
Правление династии Саффаридов
Правление династии Тахиридов

Усиление местной феодальной аристократии Мавераннахра в IX—X вв.
Роль народов Средней Азии в борьбе Омейядов и Аббасидов
Завоевание арабами Мавераннахра (Второй период)
Завоевание арабами Мавераннахра в VIII в.
Начальный этап завоевания арабами Мавераннахра в VII в.
Социально-экономический строй Средней Азии V-VIII вв.
Фергана VI-VIII вв.
Уструшана VI-VIII вв.
Религия Согда в VI-VII вв.
Согдийская письменность и литература
Искусство Согда в VI-VII вв.
Строительное дело и архитектура Согда в VI-VII вв.
Самарканд – столица Согда в VI-VII вв.
Согд в VI-VII вв. – замок Муг и Пенджикент
Колонизационная деятельность согдийцев в VI-VII вв.
Ремесла и торговля Согда в VI-VII вв.
Ирригация и сельское хозяйство Согда в VI-VII вв.
Согд в VI-VII вв.
Религия Тохаристана в VI – начале VIII в.
Искусство Тохаристана в VI – начале VIII в.
Строительное дело и архитектура Тохаристана в VI – начале VIII в.
Ремесла и торговля Тохаристана в VI – начале VIII в.
Ирригация и сельское хозяйство Тохаристана в VI – начале VIII в.
Тохаристан в VI – начале VIII в.
Движение Абруя
Взаимоотношения Тюркского каганата с местными владетелями
Тюркско-сасанидский конфликт
Тюрки и эфталиты
Тюркский каганат и распространение его власти на Среднюю Азию
Движение Маздака
Эфталитское общество
Проблема происхождения хионитов и эфталитов
Племена и народности Средней Азии в IV—VI веках н.э. – Эфталиты
Племена и народности Средней Азии в IV—VI веках н.э. – Хиониты
Племена и народности Средней Азии в IV—VI веках н.э. – Кидариты
Сасанидское царство в IV—VI веках н.э.
Структура среднеазиатского общества в конце I тыс. до н.э. – начале I тыс. н.э.
Культура и религия кушанской Средней Азии
Экономика в кушанское время
Города и поселения в кушанское время
Упадок Кушанского царства
Расцвет Кушанского царства
Начальный период Кушанского царства
Победа Парфии над Римом
Бактрия и Согд во II—I вв. до н. э.
Вторжение юэчжей в Греко-Бактрию
Внутренний строй, экономика и культура Ферганы и Хорезма в III—II вв. до н.э.
Внутренний строй, экономика и культура Парфянского царства в III—II вв. до н. э.
Внутренний строй, экономика и культура Греко-Бактрийского царства в III—II вв. до н. э.
Расцвет Греко-Бактрийского царства
Парфия и Греко-Бактрия. Борьба с селевкидской экспансией
Возникновение и ранняя история Парфии и Греко-Бактрии
Средняя Азия в составе Селевкидского государства
Борьба среднеазиатских народов против греко-македонских войск
Поход Александра Македонского на Восток
Средняя Азия и Иран в Ахеменидский период
Социально-экономический строй, культура и религия в Согде, Хорезме и Бактрии в VI—IV вв. до н. э.
Средняя Азия в составе Ахеменидской державы
Восстания против Ахеменидов при Дарии I
Кир и Томирис. Разгром ахеменидских войск
Завоевания Кира II в Средней Азии
Возникновение Ахеменидского государства
Зороастризм
Древнейшие государственные образования по Авесте
Среднеазиатское общество по Авесте
Авеста как исторический источник
Раннежелезный век Таджикистана
Пути расселения индоиранских племен и среднеазиатские археологические комплексы
Индоиранская общность
Древнейшие наскальные рисунки Таджикистана
Неолитические памятники Таджикистана
Мезолитические памятники Таджикистана
Памятники верхнего палеолита Таджикистана
Памятники среднего палеолита Таджикистана
Памятники нижнего палеолита Таджикистана
История Таджикистана
Каменный век
Бронзовый век
Хронология

Читайте также:

Таджики в государстве Газневидов

Таджики в государстве Газневидов

Из книги Б.Г.Гафуров “Таджики. Древнейшая, древняя и средневековая история”

Возвышение Газны как политического центра начинается еще во второй половине X в. В исторических источниках прямым основателем государства Газневидов в X в. признается Себук-тегин, который обеспечил самостоятельность Газны и присоединил к ней земли в бассейне реки Кабул. За помощь, которую он оказал саманидскому эмиру Нуху II, в его руки перешла также власть над Хорасаном. Себук-тегин умер в 997 г.

Махмуд Газневид

Таджики в государстве Газневидов

Махмуд Газневид был старшим сыном Себук-тегина и считался законным его преемником. Однако во время своей болезни Себук-тегин объявил наследником младшего сына, Исмаила. Царствование Исмаила продолжалось не более 7 месяцев. В стране участились восстания местных феодалов против центральной власти. Этим воспользовался Махмуд. Он двинулся с войсками к Газне и захватил власть в свои руки.

В 999 г., когда Саманидское государство подверглось нападению Караханидов с севера, Махмуд выступил против Саманидов с юга и овладел всем Хорасаном.

Положение Махмуда сильно укрепило то, что багдадский халиф признал его власть и пожаловал ему почетные титулы. В 1002 г. Махмуд занял Систан.

Границей между Газневидами и Караханидами вначале была признана Амударья, но вскоре караханидские отряды стали нарушать эту границу, В 1008 г. в районе Балха произошла битва между газневидскими и караханидскими войсками. Полная победа Махмуда закрепила его положение в Хорасане. Под его власть подпали также Чаганиан и Хутталян, где он оставил (в качестве своих наместников) представителей старых местных династий.

При Махмуде (998—1030 гг.) Газневидское государство достигло наибольшего могущества.

В период с 1002 по 1026 г. султан Махмуд Газневид совершил более 15 походов в Индию. Основной целью этих походов, проводившихся под лозунгом «священной войны», было ограбление Индии, захват ее богатств.

Походы Махмуда Газневида принесли народам Индии неисчислимые бедствия. Его воины грабили население, разрушали религиозные и исторические памятники. Махмуд не только грабил и разрушал города, но и проявлял невероятную жестокость по отношению к населению. Овладев в 1019 г. крепостью Махован (или Мохабан), Махмуд перебил всех ее жителей в отместку за то, что правитель крепости бежал перед его приходом.

Из индийского похода 1019 г. султан Махмуд вывез в Газну огромное количество драгоценных камней и других ценностей, 350 слонов, 57 тыс. рабов. Как отмечают исторические источники, число вывезенных Махмудом пленников было настолько велико, что для размещения их не хватало зданий в городах и пришлось строить специальные помещения.

В 1010—1011 гг. Махмуд ценою больших потерь занял часть страны Гур (область в нынешнем Афганистане). В 1017 г., воспользовавшись убийством хорезмшаха Мамуна, Махмуд захватил Хорезм и присоединил его к своему государству. В 1024г. он подошел с большими силами к Балху и под тем предлогом, что хочет освободить население Мавераннахра от тирании Караханида Али-тегина, перешел Амударью и дошел до Самарканда. В сфере его влияния вновь оказались такие приамударьинские области, как Чаганиан, Кабадиан, Хутталян и др. В 1029 г., захватив Рей, Махмуд заключил в тюрьму его правителя, а все взятые богатства отправил в Газну. Таким образом, в государство Махмуда Газневида вошло огромное число областей начиная с севера и северо-запада Индии до Чаганиана и Хорезма, а на территории нынешнего Ирана — до Исфагана и Рея.

Таджики в государстве Газневидов при правлении Махмуда Газневида

Захватнические походы султана Махмуда, особенно его войны в Индии, составлявшие основной источник обогащения султана, его гвардии и войска, приводили к разорению трудового населения. Перед каждым походом с населения взимались огромные налоги, после уплаты которых оно совершенно лишалось средств к существованию. Поэтому хозяйство страны приходило в упадок, многие земледельческие оазисы запустели, а оросительная система в ряде мест совершенно вышла из строя.

В результате такого упадка сельского хозяйства в Хорасане в 1011 г. начался голод. Ранняя осень и засушливая весна вызвали большой недород. В Нишапуре и его окрестностях, по данным исторических хроник, от голода погибли тысячи людей. Хотя бывали случаи, что на базарах в Нишапуре оставались непроданными до 400 манов зерна, население до того обнищало, что не имело возможности купить его. Жители ели кошек и собак, бывали случаи людоедства.

Махмуд Газневид, имея все возможности избавить население Хорасана от голодной смерти, не предпринял в этом отношении никаких сколько-нибудь серьезных мер и лишь приказал, чтобы правители Хорасана выдали ничтожную денежную сумму в помощь беднякам.

В перерывах между походами султан Махмуд занимался украшением своей столицы. При нем были построены известная мечеть и медресе в Газне. Строительство стоило населению больших жертв. Как сообщают источники, мраморные плиты и другие дорогие породы камня, которыми мостили двор соборной мечети в Газне, были перенесены строителями на руках из отдаленных местностей. Даже ежегодные расходы на содержание находившегося в Балхе прославленного сада Махмуда шли целиком за счет населения этого города.

Махмуд делил всех жителей страны на две категории: на вооруженные силы и гражданское население. Войскам он выплачивал жалование и требовал от них безропотного выполнения любого приказа. От гражданского населения он требовал, чтобы оно также беспрекословно выполняло каждое его распоряжение и, кроме того, платило государственные налоги.

Султан был чрезвычайно скаредным человеком и стяжателем. Все богатства, которые были различными путями захвачены им в Индии и в разных областях страны, он сберегал в сокровищнице. Историк Мирхонд (XV в.) приводит любопытный рассказ, свидетельствующий о жадности и скупости Махмуда Газневида: «Говорят, что султан за два дня до своей смерти приказал принести из сокровищницы мешки, наполненные серебряными дирхемами, и кошели с золотыми динарами, прекрасные драгоценные камни различных видов и всевозможные редкостные драгоценные вещи, которые были собраны им в дни его царствования и разложить все это на широкой площадке, и эта площадка видевшим ее казалась цветником, украшенным разноцветными цветами — и красными, и желтыми, и фиолетовыми, и другими. Султан с сожалением глядел на них и громко рыдал, а после долгих рыданий приказал отнести все в сокровищницу и из всех этих наличных вещей не дал ничего, хотя бы в фельс ценой, тем, кто этого заслужил…».

Махмуд Газневид прикрывал свои грабительские войны лозунгом газавата, благодаря чему имел поддержку халифа и собирал в свою армию большое число фанатиков-мусульман, «борцов за веру»; объявив себя последователем суннизма, он боролся со всеми проявлениями недовольства и со всеми движениями, направленными против феодального режима, которые находили свое выражение главным образом в форме еретических воззрений карматов, исмаилитов, шиитов и других течений. Он реквизировал имущество сторонников этих движений и таким путем сосредоточил в своих руках еще больше богатств. Таким образом, его преданность мусульманской ортодоксии была не чем иным, как средством для упрочения своей власти и увеличения богатства.

Махмуд Газневид придавал большое значение государственному сыску. Кроме приставленных к каждому правителю секретных агентов, при Махмуде состоял специальный чиновник, обязанностью которого была информация о внутреннем положении, действиях и настроениях правителей. Султан Махмуд приставил соглядатаев даже к своим родным детям, в том числе и к престолонаследнику Масуду. Но и у Масуда были тайные осведомители при дворе отца.

Махмуд Газневид опирался на большое войско, хорошо организованное и снаряженное. У него было много боевых слонов, для осады крепостей применялись метательные машины, при переправах через реки сооружались плавучие мосты. Многочисленный контингент войск султана составляли купленные и специально обученные военному делу рабы-гулямы. Отряды гулямов состояли из тюрок и воинов других народов, среди них было немало и таджиков.

Он, несомненно, был крупным полководцем своего времени и энергичным и твёрдым правителем. Заботясь о внешнем великолепии своего государства, Махмуд возводил роскошные здания, покровительствовал придворным поэтам и ученым. Но он не сделал ничего для развития сельского хозяйства. Земледелие при нем пришло в упадок, ослабли экономические связи между отдельными областями государства. После смерти Махмуда (1030 г.) особенно ясно обнаружилась непрочность созданной им державы.

Таджики в государстве Газневидов

Борьба Мунтасира за восстановление власти Саманидов
Наука и литература таджиков в IX-X вв.

Завершение процесса образования таджикского народа в IX-X вв.
Положение крестьянства и народные движения в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Феодальные пожалования и условное землевладение в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Бухара – столица Саманидского государства
Торговля и денежное обращение в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Строительство и архитектура в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Производство тканей и другие ремесла в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Производство стекла и керамики в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Горное дело и металлургия в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Сельское хозяйство в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Феодальные междоусобицы и ослабление государства Саманидов
Государственное устройство государства Саманидов
Образование государства Саманидов
Правление династии Саффаридов
Правление династии Тахиридов

Усиление местной феодальной аристократии Мавераннахра в IX—X вв.
Роль народов Средней Азии в борьбе Омейядов и Аббасидов
Завоевание арабами Мавераннахра (Второй период)
Завоевание арабами Мавераннахра в VIII в.
Начальный этап завоевания арабами Мавераннахра в VII в.
Социально-экономический строй Средней Азии V-VIII вв.
Фергана VI-VIII вв.
Уструшана VI-VIII вв.
Религия Согда в VI-VII вв.
Согдийская письменность и литература
Искусство Согда в VI-VII вв.
Строительное дело и архитектура Согда в VI-VII вв.
Самарканд – столица Согда в VI-VII вв.
Согд в VI-VII вв. – замок Муг и Пенджикент
Колонизационная деятельность согдийцев в VI-VII вв.
Ремесла и торговля Согда в VI-VII вв.
Ирригация и сельское хозяйство Согда в VI-VII вв.
Согд в VI-VII вв.
Религия Тохаристана в VI – начале VIII в.
Искусство Тохаристана в VI – начале VIII в.
Строительное дело и архитектура Тохаристана в VI – начале VIII в.
Ремесла и торговля Тохаристана в VI – начале VIII в.
Ирригация и сельское хозяйство Тохаристана в VI – начале VIII в.
Тохаристан в VI – начале VIII в.
Движение Абруя
Взаимоотношения Тюркского каганата с местными владетелями
Тюркско-сасанидский конфликт
Тюрки и эфталиты
Тюркский каганат и распространение его власти на Среднюю Азию
Движение Маздака
Эфталитское общество
Проблема происхождения хионитов и эфталитов
Племена и народности Средней Азии в IV—VI веках н.э. – Эфталиты
Племена и народности Средней Азии в IV—VI веках н.э. – Хиониты
Племена и народности Средней Азии в IV—VI веках н.э. – Кидариты
Сасанидское царство в IV—VI веках н.э.
Структура среднеазиатского общества в конце I тыс. до н.э. – начале I тыс. н.э.
Культура и религия кушанской Средней Азии
Экономика в кушанское время
Города и поселения в кушанское время
Упадок Кушанского царства
Расцвет Кушанского царства
Начальный период Кушанского царства
Победа Парфии над Римом
Бактрия и Согд во II—I вв. до н. э.
Вторжение юэчжей в Греко-Бактрию
Внутренний строй, экономика и культура Ферганы и Хорезма в III—II вв. до н.э.
Внутренний строй, экономика и культура Парфянского царства в III—II вв. до н. э.
Внутренний строй, экономика и культура Греко-Бактрийского царства в III—II вв. до н. э.
Расцвет Греко-Бактрийского царства
Парфия и Греко-Бактрия. Борьба с селевкидской экспансией
Возникновение и ранняя история Парфии и Греко-Бактрии
Средняя Азия в составе Селевкидского государства
Борьба среднеазиатских народов против греко-македонских войск
Поход Александра Македонского на Восток
Средняя Азия и Иран в Ахеменидский период
Социально-экономический строй, культура и религия в Согде, Хорезме и Бактрии в VI—IV вв. до н. э.
Средняя Азия в составе Ахеменидской державы
Восстания против Ахеменидов при Дарии I
Кир и Томирис. Разгром ахеменидских войск
Завоевания Кира II в Средней Азии
Возникновение Ахеменидского государства
Зороастризм
Древнейшие государственные образования по Авесте
Среднеазиатское общество по Авесте
Авеста как исторический источник
Раннежелезный век Таджикистана
Пути расселения индоиранских племен и среднеазиатские археологические комплексы
Индоиранская общность
Древнейшие наскальные рисунки Таджикистана
Неолитические памятники Таджикистана
Мезолитические памятники Таджикистана
Памятники верхнего палеолита Таджикистана
Памятники среднего палеолита Таджикистана
Памятники нижнего палеолита Таджикистана
История Таджикистана
Каменный век
Бронзовый век
Хронология

Читайте также:

Борьба Мунтасира за восстановление власти Саманидов

Борьба Мунтасира за восстановление власти Саманидов

Из книги Б.Г.Гафуров “Таджики. Древнейшая, древняя и средневековая история”

Безуспешная борьба Абу Ибрахима Мунтасира за восстановление власти Саманидов

В первые годы XI в., после захвата Мавераннахра Караханидами, упорную борьбу против них вел брат Абд ал-Малика — Абу Ибрахим Исмаил ибн Нух, который в связи с этим стал известен под именем Мунтасира («победителя»), Мунтасир бежал из Узгенда, где Караханиды держали его в заключении, в Хорезм и, собрав там войско из сторонников Саманидской династии, двинулся к Бухаре, изгнал караханидского наместника и захватил город. Остатки разгромленного войска Караханидов укрылись в Самарканде.

Брат караханидского хана Джафар-тегин, бывший в это время правителем Самарканда, выступил навстречу Мунтасиру во главе соединенных сил Самарканда и Бухары, но потерпел жестокое поражение и попал в плен с большим числом своих военачальников. Затем Мунтасир вернулся в Бухару и взял власть в свои руки.

Однако когда караханидский государь Наср-илек направил против него свои основные силы, Мунтасир не смог оказать им сопротивления и, оставив без боя Бухару, двинулся в Хорасан. Там к нему присоединился Абу-л-Касим Симджури, вместе с которым он начал борьбу против Махмуда Газневнда. Несмотря на частичные успехи, эта борьба окончилась для него неудачно.

В 1003 г. Мунтасир вернулся в Мавераннахр и с помощью гузов вторично поднял восстание против Қараханидов.

Гузами (огузами) в Средней Азии именовались тюркоязычные племена, преимущественно кочевые. В X в. кочевья гузов были разбросаны в широких степных пространствах от Южного Прибалхашья до низовьев Волги, но наиболее компактно они жили в Прикаспии, низовьях Сырдарьи и в Приуралье.

Небольшая беднейшая часть гузов осела к этому времени в городах и селениях, они занимались земледелием. В конце IX — начале X в. образовалась держава гузов у Аральского моря. Их столицей и зимней резиденцией был город Янгикент в низовьях Сырдарьи. Феодализирующаяся знать гузов интенсивно эксплуатировала рядовых кочевников и земледельцев. Развитие классовых противоречий в огузской среде привело к упадку на рубеже X — XI вв. сырдарьинского государства гузов.

Войны с соседними оседлыми народами были постоянным источником обогащения родоплеменной знати гузов. Против их набегов вдоль границ оазисов строились многочисленные укрепления. С другой стороны, нужда в хлебе, взаимовыгодный обмен продуктами кочевого и оседлого хозяйства увеличивали контакты между гузами и оседлым населением оазисов.

На первых порах события развертывались чрезвычайно благоприятно для Мунтасира. Он разбил войска Насра-илека и взял в плен 18 караханидских военачальников. Однако вскоре после этого у Мунтасира начались распри с его военачальниками из-за дележа военной добычи. Мунтасир, не имевший опоры среди населения Мавераннахра, боясь, как бы военачальники не сговорились с Караханидами и не изменили ему, решил искать других союзников. Поздней осенью 1003 г. с 700 пешими и конными воинами он переправился через Амударью, намереваясь стать лагерем в Абиверде или Нисе, однако встретился здесь с военным отрядом хорезмшаха и был разбит, после чего с остатками своего войска повернул в Мавераннахр.

В последующей борьбе против Караханидов Мунтасир нанес поражение войскам наместника, оставленного Насром в Бухаре. В результате этих успехов Мунтасира в ряде местностей Мавераннахра началось движение за восстановление власти Саманидов. К Мунтасиру присоединился предводитель самаркандского отряда Харис, известный под прозвищем Ибн Аламдар, со своим трехтысячным войском. Кроме того, городские шейхи вооружили сотни рабов. Наконец и гузы снова выразили желание встать под командование Мунтасира. Укрепив таким образом свое войско, Мунтасир в битве при Бурнемеде (на границе Согда и Уструшаны) разгромил основные силы Насра-илека.

Несмотря на этот крупный успех, Мунтасир не смог утвердиться в Мавераннахре, ибо илек быстро собрал свежие силы и напал на него на равнине между Джнзаком и Хавасом. Гузы, захватившие в битве при Бурнемеде богатую добычу, не захотели принять участие в этом сражении и вернулись в свои кочевья. К тому же в критический момент один из крупных военачальников Мунтасира изменил ему и с 4 тыс. воинов перешел к илеку. Мунтасир не смог отбить натиска Караханидов и был вынужден бежать в Хорасан.

Но даже и после этого Мунтасир не оставил мысли о восстановлении государства Саманидов. Он быстро собрал новое войско и в четвертый раз двинулся в Мавераннахр. Однако и на этот раз он потерпел поражение вследствие измены Своих военачальников. В начале 1005 г. Мунтасир был убит одним из предводителей кочевых племен.

Мунтасир был единственным представителем династии Саманидов, непрерывно боровшимся за восстановление ее власти в Мавераннахре. Но, поскольку Саманиды как в политическом, так и в экономическом отношении лишились почвы под ногами и основные группы населения уже не поддержиивали их, все стремления и усилия Мунтасира не увенчались успехом.

После смерти Мунтасира борьба за раздел саманидского наследства продолжалась только между Махмудом Газневидом и Караханидами.

Борьба Мунтасира за восстановление власти Саманидов
Наука и литература таджиков в IX-X вв.

Завершение процесса образования таджикского народа в IX-X вв.
Положение крестьянства и народные движения в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Феодальные пожалования и условное землевладение в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Бухара – столица Саманидского государства
Торговля и денежное обращение в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Строительство и архитектура в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Производство тканей и другие ремесла в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Производство стекла и керамики в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Горное дело и металлургия в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Сельское хозяйство в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Феодальные междоусобицы и ослабление государства Саманидов
Государственное устройство государства Саманидов
Образование государства Саманидов
Правление династии Саффаридов
Правление династии Тахиридов

Усиление местной феодальной аристократии Мавераннахра в IX—X вв.
Роль народов Средней Азии в борьбе Омейядов и Аббасидов
Завоевание арабами Мавераннахра (Второй период)
Завоевание арабами Мавераннахра в VIII в.
Начальный этап завоевания арабами Мавераннахра в VII в.
Социально-экономический строй Средней Азии V-VIII вв.
Фергана VI-VIII вв.
Уструшана VI-VIII вв.
Религия Согда в VI-VII вв.
Согдийская письменность и литература
Искусство Согда в VI-VII вв.
Строительное дело и архитектура Согда в VI-VII вв.
Самарканд – столица Согда в VI-VII вв.
Согд в VI-VII вв. – замок Муг и Пенджикент
Колонизационная деятельность согдийцев в VI-VII вв.
Ремесла и торговля Согда в VI-VII вв.
Ирригация и сельское хозяйство Согда в VI-VII вв.
Согд в VI-VII вв.
Религия Тохаристана в VI – начале VIII в.
Искусство Тохаристана в VI – начале VIII в.
Строительное дело и архитектура Тохаристана в VI – начале VIII в.
Ремесла и торговля Тохаристана в VI – начале VIII в.
Ирригация и сельское хозяйство Тохаристана в VI – начале VIII в.
Тохаристан в VI – начале VIII в.
Движение Абруя
Взаимоотношения Тюркского каганата с местными владетелями
Тюркско-сасанидский конфликт
Тюрки и эфталиты
Тюркский каганат и распространение его власти на Среднюю Азию
Движение Маздака
Эфталитское общество
Проблема происхождения хионитов и эфталитов
Племена и народности Средней Азии в IV—VI веках н.э. – Эфталиты
Племена и народности Средней Азии в IV—VI веках н.э. – Хиониты
Племена и народности Средней Азии в IV—VI веках н.э. – Кидариты
Сасанидское царство в IV—VI веках н.э.
Структура среднеазиатского общества в конце I тыс. до н.э. – начале I тыс. н.э.
Культура и религия кушанской Средней Азии
Экономика в кушанское время
Города и поселения в кушанское время
Упадок Кушанского царства
Расцвет Кушанского царства
Начальный период Кушанского царства
Победа Парфии над Римом
Бактрия и Согд во II—I вв. до н. э.
Вторжение юэчжей в Греко-Бактрию
Внутренний строй, экономика и культура Ферганы и Хорезма в III—II вв. до н.э.
Внутренний строй, экономика и культура Парфянского царства в III—II вв. до н. э.
Внутренний строй, экономика и культура Греко-Бактрийского царства в III—II вв. до н. э.
Расцвет Греко-Бактрийского царства
Парфия и Греко-Бактрия. Борьба с селевкидской экспансией
Возникновение и ранняя история Парфии и Греко-Бактрии
Средняя Азия в составе Селевкидского государства
Борьба среднеазиатских народов против греко-македонских войск
Поход Александра Македонского на Восток
Средняя Азия и Иран в Ахеменидский период
Социально-экономический строй, культура и религия в Согде, Хорезме и Бактрии в VI—IV вв. до н. э.
Средняя Азия в составе Ахеменидской державы
Восстания против Ахеменидов при Дарии I
Кир и Томирис. Разгром ахеменидских войск
Завоевания Кира II в Средней Азии
Возникновение Ахеменидского государства
Зороастризм
Древнейшие государственные образования по Авесте
Среднеазиатское общество по Авесте
Авеста как исторический источник
Раннежелезный век Таджикистана
Пути расселения индоиранских племен и среднеазиатские археологические комплексы
Индоиранская общность
Древнейшие наскальные рисунки Таджикистана
Неолитические памятники Таджикистана
Мезолитические памятники Таджикистана
Памятники верхнего палеолита Таджикистана
Памятники среднего палеолита Таджикистана
Памятники нижнего палеолита Таджикистана
История Таджикистана
Каменный век
Бронзовый век
Хронология

Читайте также:

Наука и литература таджиков в IX-X вв.

Наука и литература таджиков в IX-X вв.

Из книги Б.Г.Гафуров “Таджики. Древнейшая, древняя и средневековая история”

Первые письменные произведения на таджикском языке

Завоевание Мавераннахра и присоединение его к Арабскому халифату означало распространение здесь не только ислама, но и арабского языка. Так же как и в других областях халифата, арабский язык считался в Мавераннахре языком религии и государства. Местная аристократия, стремившаяся как можно теснее сблизиться с арабскими правителями, усиленно старалась изучить арабский язык. Среди нее появились люди, совершенно забывшие свой родной язык и говорившие только по-арабски. Вместе с тем арабским языком как языком науки пользовались ученые, происходившие из народов Средней Азии. Известны написанные на арабском языке труды местных ученых, таких как хорезмиец Мухаммад ибн Муса ал-Хорезми (780—863 гг.), ферганец астроном ал-Фергани (IX в.), Ахмад ибн Абдаллах ал-Мервези (из Мерва, умер около 870 г.), языковед Себавейхи (умер около 800 г.) и др.

Период правления Тахиридов, являвшийся первым шагом к освобождению от власти халифата, несколько изменил это положение. Первые Тахириды подчеркнуто пренебрежительно относились к литературе на родном языке, но в конце этого периода местная аристократия, которая прежде считала изучение и применение арабского языка одним из средств упрочения своего положения, не могла больше игнорировать язык широких масс. Для упрочения власти в стране необходимо было опереться на местное население. Попытки введения в литературный обиход наряду с арабским языком местного языка, языка коренного населения страны, являлись своего рода политической демонстрацией. Этим шагом местная аристократия еще раз подчеркивала свою независимость от власти Арабского халифата. Вот почему со времени Тахиридов в придворных кругах и среди правящих слоев начинают писать на местном языке. Якуб ибн Лейс, представитель династии Саффаридов, сменившей Тахиридов, открыто отказался слушать посвященные ему стихи на арабском языке.

При Саманидах таджикский язык того времени, называвшийся в письменных произведениях дари, или фарси дари, был принят в основном как государственный язык. Официальная переписка по вопросам, не имевшим отношения к религии, стала вестись преимущественно на этом языке.

Языку дари открылся также доступ в область поэтической и прозаической литературы. Наряду с произведейиямн на арабском языке стало появляться все больше произведений на языке дари.

К сожалению, большинство ранних памятников письменности саманидского периода до нас не дошло. Но и на основании того, что осталось, можно утверждать, что достижения того времени в области языка, как в прозе, так и в поэзии, были велики.

Одним из дошедших до нас памятников прозы саманидского периода, написанных на языке дари, является предисловие к прозаической «Шах-наме», написанной в г. Тусе в 957 г. по приказу , и под наблюдением одного из крупных деятелей того времени Абу Мансура Мухаммада ибн Абд ар-Раззака, который при Саманидах неоднократно являлся правителем Туса и Нишапура (в Хорасане), а в 960—962 гг. дважды был главным военачальником в Хорасане. С помощью мобедов (зороастрийских жрецов) и ученых были собраны сведения о прошлом иранских народностей, изложенные затем в форме книги, послужившей впоследствии одним из источников для «Шах-наме» Фирдоуси.

Дошедшее до нас предисловие к «Шах-наме» Абу Мансура представляет собой прозаическое произведение на языке дари, в котором встречается не более двух процентов арабских слов, если не считать имен собственных.

Другим произведением, написанным на языке дари, является перевод с арабского «Истории» Табари, сделанный Балами, Абу Али Мухаммад Балами, бывший везиром во время правления Мансура ибн Нуха Саманида, по приказу последнего в 963 г. завершил перевод этой книги. Балами добавил к переводу описание многих эпизодов из жизни иранских народов, например дастан «Бахрам Чубин», которого в «Истории» Табари не было. По сравнению с языком предисловия «Шах-наме» Абу Мансура в переводе Балами встречается больше арабских слов, но в грамматической структуре, в построении фраз и в отдельных выражениях разницы нет.

К памятникам того периода принадлежит также перевод арабской книги «Тафсири Табари» («Комментарий Табари» к Корану). Этот «Комментарий» состоял из 14 томов и переведен учеными Мавераннахра в 962 г., т. е. одновременно с «Историей» Табари. Один из известных ученых саманидской эпохи, крупный знаток поэзии и истории Абу ал-Муайад Балхи написал на языке дари книгу «Аджаиб ал-булдан» («Чудеса городов»). Как сообщает автор «Истории Систана», Абд-ал-Муайадом были написаны также и «Шах-наме» и «Гаршасп-наме», от которых, к сожалению, сохранились лишь небольшие отрывки.

Кроме перечисленных произведений к числу прозаических памятников, написанных на языке дари того периода, принадлежит еще ряд научных сочинений, в том числе написанное неизвестным автором в конце X в. географическое произведение «Худуд ад-Алам» («Пределы» мира») — один из важнейших источников и для изучения социально-экономического строя Средней Азии и других стран X в. В 950 г. был переведен со среднеперсидского на дари сборник рассказов «Синдбад-наме».

Развитие художественной литературы

Политическое положение в Средней Азии уже в начале IX в. подготовило благоприятные условия для развития на таджикском языке (дари) новой письменной литературы, связанной с устным народным творчеством и усвоившей высокую поэтическую культуру на арабском языке; в саманидский же период эти условия принесли свои плоды. Вот почему саманидский период считается периодом возникновения классической таджикско-персидской литературы.

Следует, однако, уточнить, что «саманидский период» фактически не является периодом зарождения новой таджикско-персидской литературы, это только период ее официального признания и письменного оформления, период расцвета.

Задолго до создания государства Саманидов таджики устно слагали на своем языке художественные произведения. Сохранение доисламских литературных традиций в продолжение всего периода арабского владычества, древних сюжетов и художественных образов является одним из доказательств того, что истоки таджикско-персидской литературы относятся к более древним временам, чем IX в.

Наряду с литературой на таджикском языке (дари) развивалась при Саманидах и литература на арабском языке. Творцами этой литературы в Хорасане и Мавераннахре были в большинстве случаев представители иранских народностей Ирана и Средней Азии, предки современных таджиков и персов, которые соприкасались с официальными кругами и кроме своего родного языка прекрасно владели арабским.

Уроженец Средней Азии Саалиби в своем труде на арабском языке «Ятимат ад-дахр» («Редкая жемчужина») дал подробные сведения о поэтах саманидского периода, проживавших в Ёухаре, Хорезме и Хорасане и писавших на арабском языке. Из 119 упомянутых им поэтов большинство были эмиры, везиры, письмоводители и военачальники, что еще раз показывает связь поэтов, писавших по-арабски, с официальными кругами.

Этот период в развитии классической таджикско-персидской литературы средневековья является одним из самых значительных.

Саманиды привлекали к своему двору поэтов с целью распространить свою славу. С другой стороны, стремление к популярности, а также стесненное материальное положение заставляли поэтов и писателей примыкать ко двору того или иного правителя.

В литературе саманидского времени, как и в литературе последующих веков феодального периода, можно отметить две тенденции: народную и феодальную (клерикально-аристократическую). В последующем изложении основное внимание, естественно, уделяется писателям, в творчестве которых преобладает народная тенденция.

Рудаки

Признанным родоначальником классической таджикско-персидской поэзии является Рудаки, бывший в юности народным певцом и музыкантом.

Абу Абдаллах Джафар Рудаки родился в середине IX в. в селе Пандж Руд (вблизи Пенджикента) в крестьянской семье. О жизни этого замечательного поэта, и особенно о его детстве, сохранилось очень мало данных.

Для понимания судьбы Рудаки решающее значение имело открытие основоположника таджикской советской литературы С.Айни. После тщательного исследования первоисточников и расспроса местных старожилов С.Айни сделал вывод, что в родном селе Рудаки находится его могила, местонахождение которой до этого никому не было известно. Этот факт пролил свет на всю жизнь Рудаки и подтвердил, что блестящий поэт, пользовавшийся исключительным покровительством Саманидов, провел последние годы, как и рассказывает легенда, в опале, умер и похоронен в безвестном горном селе. Такова была судьба поэта в феодальную эпоху.

Рудаки в юности стал популярен благодаря своему прекрасному голосу, поэтическому таланту и мастерской игре на музыкальном инструменте руде. Он был приглашен Насром II ибн Ахмадом Саманидом (914—943 гг.) ко двору, где и прошла большая часть его жизни. Как говорит Абу-л-Фазл Балами, «Рудаки в свое время был первым среди своих современников в области стихотворства, и ни у арабов, ни у персов нет ему подобного»; он считался не только мастером стиха, но и прекрасным исполнителем, музыкантом и певцом. Рудаки воспитывал начинающих поэтов и помогал им, что еще больше поднимало его авторитет.

Однако в преклонном возрасте Рудаки терпит большие лишения. В 937 г. его близкий друг и покровитель везир Насра II — Балами был смещен с должности. Престарелый и слепой поэт, а может быть, насильственно ослепленный, как утверждают некоторые источники, был либо вследствие его дружбы с Балами, либо из-за причастия к движению карматов изгнан со двора и вернулся к себе на родину.

После этого Рудаки прожил немного. Как пишет Самани в книге «Ал-Ансаб», поэт умер в 941 г. (по другим данным — в 952 г.) в своем родном селении.

До нашего времени дошло едва ли больше 2000 строк из произведений Рудаки. Сохранившиеся стихи Рудаки свидетельствуют о его высоком мастерстве во всех поэтических жанрах той эпохи. Он писал торжественные оды (касыды), лирические газели, большие дидактические поэмы (сборник известных басен из цикла «Калила и Димна» и др.), сатирические стихи и траурные посвящения.

Рудаки не был придворным одописцем обычного типа. Его оды начинаются с ярких описаний природы, воспевания радостей жизни, любви; введение к оде составляет главную ее прелесть. У Рудаки почти совершенно отсутствуют религиозные мотивы. На многих стихах лежит печать глубокого философского раздумья. В стихотворении, посвященном наступившей старости, Рудаки спрашивает, кто виновник наступившей старости, и отвечает:

Так мир устроен, чей удел — вращение и круженье,
Подвижно время, как родник, как струи водяные.
Что ныне снадобьем слывет, то завтра станет ядом,
И что же? Лекарством этот яд опять сочтут больные.
Ты видишь: время старит все, что нам казалось новым.
Но время также молодит деяния былые.
Да, превратились цветники в безлюдные пустыни,
Но и пустыни расцвели, как цветники густые.Рудаки

В своих стихах Рудаки воспевает разум и знание, благородство и преодоление жизненных невзгод, гуманное отношение к человеку, почитание труда, отдает предпочтение жизненной практике и называет ее лучшим наставником. Рудаки выражал взгляды, складывавшиеся в народной среде. Своим творчеством он заложил основы всей таджикско-персидской поэзии, выработал основные жанры и жанровые формы; в его стихах выкристализовались почти все поэтические размеры и системы образов.

Стихи Рудаки стали образцом для последующих поколений таджикских поэтов. Он признанный основоположник классической поэзии, которая, распространившись в X—XV вв. среди таджиков и персов, выдвинула таких корифеев, как Фирдоуси и Хайям, Саади и Хафиз, Джами и др. Классики этой поэзии любовно вспоминали Рудаки, считая его своим учителем.

Шахид Балхи

Абу-л-Хасан Шахид Балхи родился в селении Джахудонак, в Балхе. О его жизни известно также очень мало. Из первоисточников можно узнать только то, что Шахид был одним из лучших придворных поэтов Насра II ибн Ахмада Саманида и близким учеником Рудаки.

Шахид Балхи считается не только поэтом, но и одним из передовых ученых своего времени. Ибн ан-Надим пишет о нем в своем сочинении «Фихрист»: «Был во времена ар-Рази человек, известный под именем Шахида ибн ал-Хусейна и прозванный по сыну Абу-л-Хасаном. Он следовал путем его (ар-Рази. — Б. Г.) философии в науке… У этого человека [имеются] сочиненные [им] книги. Между ним и между ар-Рази были споры…»

Шахид умер раньше Рудаки. Престарелый поэт написал трогательную элегию на смерть своего любимого ученика.

Шакур Балхи

Абу Шакур Балхи родился в 915 г. и был приглашен ко двору Саманида Нуха ибн Насра {943—954 гг.). Он получил широкую известность благодаря написанной в 947—948 гг. поэме «Афарин-наме» («Книга сотворения» или «Книга благословения»), к сожалению до нас не дошедшей (сохранились только небольшие отрывки). Очевидно, это была одна из первых в классической таджикско-персидской литературе дидактических, нравоучительных поэм. Кроме нее у Абу Шакура были еще две поэмы — маснави, также не сохранившиеся. Писал он и четверостишия (рубаи), близкие к народным. В некоторых фрагментах его лирических стихов заметны, однако, уже попытки усложнить стиль, сделать его изысканным. Его наиболее сложные стихи пользовались таким успехом, что их переводили на арабский язык, распространенный в качестве литературного в Средней Азии и Ирана.

Рабиа

Рабиа — первая известная нам женщина-поэтесса, писавшая стихи на языке дари. В нескольких тазкире (антологиях) сохранились ее лирические стихотворения, проникнутые теплыми человеческими чувствами и отличающиеся высоким литературным мастерством. С ее именем связана поэтическая легенда — рассказ о трагической любви Рабии к простому юноше-рабу, изложенная в ХШ в. в стихах Фарид ад-Дином Аттаром. Реальными сведениями о ее жизни мы не располагаем. Если верить отдельным сведениям легенды, Рабиа была современницей Рудаки и знаменитый поэт высоко отзывался о ее стихах. Появление женщины-поэтессы свидетельствует о высоком уровне культуры того времени.

Дакики

Абу Мансур Мухаммад ибн Ахмад Дакики (умер около 997 г.) Место рождения этого поэта до сих пор не установлено. Некоторые считают его уроженцем Туса (Хорасан), другие же — Самарканда или Бухары; во всяком случае вся его жизнь прошла в Мавераннахре. Дакики начал свою деятельность при дворе правителя области Чаганиан, которая в то время считалась одной из цветущих местностей Саманидского государства. Слава о мастерстве Дакики разнеслась настолько широко, что он вскоре был приглашен в Бухару ко двору Саманидов.

В это время в правящих кругах большим успехом пользовалось собирание древних легенд.

Составление сводов героических сказаний прошлого имело большое значение для объединения народов в борьбе за самостоятельное государство. Поэтому Саманиды особое внимание обращали на сбор древних героико-мифологических преданий как из пехлевийских источников, так и из арабских, но в особенности устных, бытовавших среди дихканов и мобедов. Именно это вызвало в свое время появление прозаической «Шах-наме» Абу Мансура.

Эмир Нух II Саманид (976—997 гг.) поручил Дакики переложить эту «Шах-наме» на стихи. Но выполнить до конца это поручение поэт не успел — он был убит на пиру своим рабом. Весьма вероятно, что он пал жертвой интриг со стороны тех лиц — сторонников мусульманского правоверия, кто враждебно относился к его деятельности по воскрешению героических традиций.

Тысяча бейтов Дакики, в которых описывается борьба Гуштаспа (Виштаспы) с Арджаспом, была включена Фирдоуси в его «Шах-наме».

О количестве бейтов «Шах-наме», написанных Дакики, существуют и другие мнения: так, автор первой дошедшей до нас антологии XIII в. Мухаммад Ауфи говорит даже о 20 тыс.

Фирдоуси

Самый великий поэт этого времени Абу-л-Касим Фирдоуси родился между 934 и 941 гг. в селении Баж недалеко от Туса в аристократической семье среднего достатка и получил хорошее по тому времени образование. Кроме своего родного языка дари он свободно владел также арабским и, вероятно, пехлевийским (среднеперсидским) языками, что позволило ему использовать при составлении «Шах-наме» литературу на этих языках.

В 35-летнем возрасте, совершив путешествие в Бухару и в другие места и собрав в дополнение к «Шах-наме» Абу Мансура подробные сведения о прошлом иранских народов, Фирдоуси приступил к изложению «Шах-наме» стихами. В это время государство Саманидов было еще в зените своего могущества.

Главную задачу поэмы Фирдоуси видел в том, чтобы на основе художественного осмысления героического прошлого народ укрепился в своих патриотических чувствах. Фирдоуси посвятил этому творению лучшие годы жизни. Как он сам говорит, он состарился на этом труде, но не отложил пера:

И в шестьдесят шесть лет ослабел, как пьяный,
Вместо повода оказался в руке моей посох.
Лицо мое, имевшее цвет тюльпана, стало подобно луне {т. е. бледным) Подобным камфаре стал цвет моих черных волос.
От старости согнулся прямой стан
И уменьшилась ясность нарциссов (глаз — примечание Б. Гафурова).Фирдоуси

Главным источником поэмы был цикл сакско-согдийских по происхождению сказаний о богатыре Рустаме, составляющий более одной трети всей поэмы; согдийско-хорезмийские в своей основе легенды о Сиявуше; бактрийская в своих истоках легенда об Исфандияре. Многие мифы в первых главах поэмы, перекликающиеся со сказаниями, следы которых отражены в «Авесте», также происходят из среднеазиатского источника. Предания же о сасанидском периоде {меньшая часть поэмы) в основном заимствованы из письменных источников, преимущественно из пехлевийской литературы. Вся поэма делится на три больших периода — мифологический, героический и исторический.

Фирдоуси построил свое произведение на идее борьбы добра и зла, берущей начало в древнеиранских преданиях. На протяжении всей поэмы иранские народы как сторонники доброй силы борются против злой силы — иноземных захватчиков. В легендарной части поэмы в лице царя-дракона Заххака поэт изображает тиранию иноземных угнетателей и мастерски показывает свержение этой тирании в результате героической борьбы кузнеца Кава и восставшего по его призыву народа.

В лице Рустама и других героев поэмы автор показал самоотверженную борьбу следующих поколений за независимость своей родины. Включив в поэму исторические события начиная с похода Александра Македонского и до арабского завоевания и смерти Йездигерда III, поэт воспел идею борьбы народа за независимость родного края на всем протяжении его истории. Кроме того, он украсил поэму романтическими эпизодами (подобно сказанию о любви Заля и Рудабе), пословицами и изречениями дидактического характера.

Вся эта эпопея Фирдоуси проникнута сочувствием труженикам — крестьянам и ремесленникам, которых он изображает людьми благородными и великодушными. Фирдоуси намного опередил всех своих современников в оценке движения маздакитов, о которых он пишет с симпатией, считая их «голодными и страждущими».

Лишь глубоким стариком, после многолетней непрерывной работы поэт завершил к 994 г. свое выдающееся произведение, насчитывавшее свыше 100 тыс. стихотворных строк.

Но с начала работы Фирдоуси над поэмой прошло уже много времени. Саманидское государство успело за этот период распасться, из покровителей поэта никого не осталось в живых. Тогда Фирдоуси, по совету одного из своих доброжелателей, посвятил «Шах-наме» пришедшему к власти султану Махмуду Газневиду.

Однако Махмуд отверг поэтический дар и, по преданию, даже приказал бросить поэта за его богухульство — описание доисламских героев и царей — на растоптание под ноги слону. Представитель новой тюркской династии, пришедший на смену Саманидам, Махмуд Газневид, естественно, усмотрел политическую опасность в поэме, восхвалявшей борьбу предков таджикского народа против туранцев, которые воспринимались при Махмуде как предки тюрков.

Кроме того, султан Махмуд, искавший поддержки у Арабского халифата и у мусульманского духовенства, ополчился против воспевания старинных, доисламских традиций в «Шах-наме» и ее антиарабской направленности. Но важнейшей причиной резко отрицательного отношения Махмуда к «Шах-наме» Фирдоуси явилось то, что Махмуд, считавший основной задачей подавление народных движений, не мог одобрить народное по своей сущности творение гениального поэта.

Художественные достоинства эпопеи, созданной Фирдоуси, ставят ее в один ряд с наиболее выдающимися эпическими произведениями мировой литературы “.

Великий поэт провел остаток жизни в нищете и лишениях и умер в Тусе в 1020 г. (по другим сведениям — в 1025 г.). Мусульманское духовенство, считавшее Фирдоуси еретиком, запретило хоронить его на мусульманском кладбище. Тело поэта было предано земле в его саду.

Имя Фирдоуси стало бессмертным. Оправдались его слова, обращенные к Махмуду Газневиду:

Судьбою дан бессмертия удел
Величью слов и благородству дел.
Все пыль и прах. Идут за днями дни.
Но труд и слово вечности сродни.
Властитель! Я палящими устами
Воспел тебя, безвестного вождя.
Дворцы твои разрушатся с годами
От ветра, солнца, града и дождя…
А я воздвиг из строф такое зданье,
Что, как стихия, входит в мирозданье.
Века пройдут над царственною книгой,
Которую дано мне сотворить.
Меня, над коим тяготеет иго.
Душа людей начнет боготворить:
Мужи и старцы, юноши и девы
Для счастья призовут мои напевы —
И даже века навеки смежив,
Я не умру: я буду вечно жив! Фирдоуси

Наука

Научные достижения в саманидский период были не меньшими, чем успехи художественной литературы. Однако разница здесь состояла в том, что научные труды в большинстве случаев писали по-прежнему на арабском языке. В странах мусульманского Востока арабский язык в течение нескольких веков играл роль международного научного языка. Употребление местного языка при составлении научных трудов ограничивало область распространения произведения автора. Следует учитывать и то обстоятельство, что арабский язык обладал разработанной научной терминологией, в то время как местные языки ее еще не имели. Поэтому для того, чтобы сделать свои труды доступными всем научным кругам стран Востока, автор стремился писать их на арабском языке.

Число ученых этого периода в каждой области знания весьма велико, и приходится ограничиться упоминанием лишь самых выдающихся.

Ибн Кутейба (828—889 гг.) занимал видное место как в области истории, так и в области литературоведения. Большое значение имеет его труд по истории — «Китаб ал-маариф» («Книга знаний»). Не меньшее значение имеет его литературоведческая работа («Книга о стихах и поэтах»), в которой автор высказывал справедливое положение о том, что и древние и новые поэты имеют равное значение в истории литературы.

Абу Машар Джафар ибн Мухаммад Балхи — один из известных ученых IX в., занимался собиранием хадисов (религиозных преданий), а в 47 лет начал изучать в Багдаде математику; потом перешел к астрономии и в этой области написал около 40 трудов, Абу Машар умер почти столетним стариком в 886 г.

Абу Бакр Наршахи (умер в 959 г.) — один из известных историков саманидского периода. Книга «Тарихи Бухара» («История Бухары»), написанная им по-арабски и переведенная в 1128 г. Абу Насром Кубави на таджикский язык, — один из лучших исторических источников, дающих описание жизни отдельных областей Мавераннахра, в особенности Бухары.

Фараби

Абу Наср Фараби (около 870-950 гг.) происходил из древнего Фараба, лежавшего на берегах Сырдарьи, и был сыном тюркского военачальника. В юности для продолжения образования он выехал в Дамаск, затем перехал в Багдад, где провел значительную часть жизни. Все его труды написаны по-арабски. Фараби принадлежит выдающаяся роль в области освоения наследия Аристотеля и других древнегреческих философов и передачи его народам Ближнего Востока, Многие таджикские мыслители его называли «Второй учитель» (после Аристотеля) считали его своим учителем в области греческой философии. Фараби создал большое число оригинальных работ. Огромный интерес представляет его трактат «О взглядах жителей совершенного города», сложившийся не без влияния античных сочинений о государстве, но содержащий много самостоятельных мыслей. Фараби пытается в нем дать ответ на ряд важнейших вопросов: о происхождении государства, о причинах социального неравенства. Его социально-утопические представления имели большое прогрессивное значение для своего времени.

Абу Али ибн Сина (Авиценна)

Абу Али ибн Сина (Авиценна) родился примерно в 980 г. в селении Афшана (в районе Бухары) в семье чиновника одного из диванов Саманидского государства. Он получил весьма обширное по тому времени образование. Вылечив эмира Нуха ибн Мансура Саманида, Ибн Сина получил доступ к знаменитому книгохранилищу Саманидов, где и проводил большую часть своего времени за изучением литературы по различным вопросам.

Когда Саманидское государство подверглось угрозе со стороны Караханидов и нападению султана Махмуда Газневида, Абу Али вынужден был покинуть Бухару. С этого момента начинается долгий период его скитаний, вызванных преследованием султана Махмуда. Хорезм и Абиверд, Гурган и Рей, Казвин и Хамадан, Исфахан и опять Хамадан — где только не был «князь ученых», как его называли современники.

Эти годы были для Ибн Сины годами напряженной работы. Он занимался врачеванием и чтением лекций, был везиром у правителя Хама- дана и одновременно много писал.

Деятельность Ибн Сины была очень разносторонней: он был философом, врачом, поэтом и политическим деятелем.

Не было ни одной отрасли науки, которую не изучил бы этот замечательный таджикский энциклопедист.

Его произведение «Ал-Канун фит-ттиб» («Канон медицины») было лучшим сочинением по медицине, служившим в течение шести веков (с XI в. до середины XVII в.) руководством для врачей и учебным пособием для медиков всей Европы. «Ал-Канун» публиковался в Европе на латинском и других языках множество раз.

Ибн Сина прославился на Востоке и на Западе как крупнейший философ того времени.

Энциклопедическое произведение Ибн Сины «Китаб аш-шифа» («Книга исцеления»), трактующее о логике, естествознании, метафизике и математике, «Даниш-наме» («Книга знания»), написанная на языке фарси дари и затрагивающая вопросы логики, естественных наук, философии, математики и астрономии, равно как и «Ал-Канун» и др., считаются лучшими памятниками передовой средневековой мысли X—XI вв.

В освоении наследия античных философов, особенно Аристотеля, Ибн Сина не был простым последователем, он пытался творчески развивать их идеи.

Хотя Ибн Сина пытался либо бывал вынужден приводит свои рационалистические взгляды в какое-то соответствие с догмами ислама, что порождало непоследовательность и двойственность, однако основное ядро его философской системы представляло самое передовое слово восточной перипатетики. Он развивал учение о причинной закономерности в природе в противовес догме о божественном предопределении. В то же время Ибн Сина оставался дуалистом, признающим в качестве начала бытия две субстанции — материальную и идеальную, и идеалистом, который утверждал существование бога и отдавал дань предрассудкам своего времени, символике чисел и т. д. Но эта неизбежная историческая ограниченность не умаляет значения Ибн Сины в истории таджикской и мировой науки. Можно указать и на такие передовые для своего времени взгляды Ибн Снны, как право народа вооруженным путем свергнуть тирана. В этом взгляды великого таджикского ученого созвучны идеям «Шах-наме» Фирдоуси.

Подводя итоги развития культуры в IX—X вв., можно отметить, что таджикский народ добился значительных результатов во всех областях науки и литературы. Этому содействовала исторически сложившаяся обстановка: создание собственной государственности и освобождение страны от гнета Арабского халифата; объединение таджикского народа, оформление литературного языка; централизация государственного управления; наконец, широкие хозяйственные и культурные взаимосвязи народов Средней Азии со всеми странами Переднего Востока.

Наука и литература таджиков в IX-X вв.

Завершение процесса образования таджикского народа в IX-X вв.
Положение крестьянства и народные движения в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Феодальные пожалования и условное землевладение в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Бухара – столица Саманидского государства
Торговля и денежное обращение в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Строительство и архитектура в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Производство тканей и другие ремесла в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Производство стекла и керамики в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Горное дело и металлургия в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Сельское хозяйство в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Феодальные междоусобицы и ослабление государства Саманидов
Государственное устройство государства Саманидов
Образование государства Саманидов
Правление династии Саффаридов
Правление династии Тахиридов

Усиление местной феодальной аристократии Мавераннахра в IX—X вв.
Роль народов Средней Азии в борьбе Омейядов и Аббасидов
Завоевание арабами Мавераннахра (Второй период)
Завоевание арабами Мавераннахра в VIII в.
Начальный этап завоевания арабами Мавераннахра в VII в.
Социально-экономический строй Средней Азии V-VIII вв.
Фергана VI-VIII вв.
Уструшана VI-VIII вв.
Религия Согда в VI-VII вв.
Согдийская письменность и литература
Искусство Согда в VI-VII вв.
Строительное дело и архитектура Согда в VI-VII вв.
Самарканд – столица Согда в VI-VII вв.
Согд в VI-VII вв. – замок Муг и Пенджикент
Колонизационная деятельность согдийцев в VI-VII вв.
Ремесла и торговля Согда в VI-VII вв.
Ирригация и сельское хозяйство Согда в VI-VII вв.
Согд в VI-VII вв.
Религия Тохаристана в VI – начале VIII в.
Искусство Тохаристана в VI – начале VIII в.
Строительное дело и архитектура Тохаристана в VI – начале VIII в.
Ремесла и торговля Тохаристана в VI – начале VIII в.
Ирригация и сельское хозяйство Тохаристана в VI – начале VIII в.
Тохаристан в VI – начале VIII в.
Движение Абруя
Взаимоотношения Тюркского каганата с местными владетелями
Тюркско-сасанидский конфликт
Тюрки и эфталиты
Тюркский каганат и распространение его власти на Среднюю Азию
Движение Маздака
Эфталитское общество
Проблема происхождения хионитов и эфталитов
Племена и народности Средней Азии в IV—VI веках н.э. – Эфталиты
Племена и народности Средней Азии в IV—VI веках н.э. – Хиониты
Племена и народности Средней Азии в IV—VI веках н.э. – Кидариты
Сасанидское царство в IV—VI веках н.э.
Структура среднеазиатского общества в конце I тыс. до н.э. – начале I тыс. н.э.
Культура и религия кушанской Средней Азии
Экономика в кушанское время
Города и поселения в кушанское время
Упадок Кушанского царства
Расцвет Кушанского царства
Начальный период Кушанского царства
Победа Парфии над Римом
Бактрия и Согд во II—I вв. до н. э.
Вторжение юэчжей в Греко-Бактрию
Внутренний строй, экономика и культура Ферганы и Хорезма в III—II вв. до н.э.
Внутренний строй, экономика и культура Парфянского царства в III—II вв. до н. э.
Внутренний строй, экономика и культура Греко-Бактрийского царства в III—II вв. до н. э.
Расцвет Греко-Бактрийского царства
Парфия и Греко-Бактрия. Борьба с селевкидской экспансией
Возникновение и ранняя история Парфии и Греко-Бактрии
Средняя Азия в составе Селевкидского государства
Борьба среднеазиатских народов против греко-македонских войск
Поход Александра Македонского на Восток
Средняя Азия и Иран в Ахеменидский период
Социально-экономический строй, культура и религия в Согде, Хорезме и Бактрии в VI—IV вв. до н. э.
Средняя Азия в составе Ахеменидской державы
Восстания против Ахеменидов при Дарии I
Кир и Томирис. Разгром ахеменидских войск
Завоевания Кира II в Средней Азии
Возникновение Ахеменидского государства
Зороастризм
Древнейшие государственные образования по Авесте
Среднеазиатское общество по Авесте
Авеста как исторический источник
Раннежелезный век Таджикистана
Пути расселения индоиранских племен и среднеазиатские археологические комплексы
Индоиранская общность
Древнейшие наскальные рисунки Таджикистана
Неолитические памятники Таджикистана
Мезолитические памятники Таджикистана
Памятники верхнего палеолита Таджикистана
Памятники среднего палеолита Таджикистана
Памятники нижнего палеолита Таджикистана
История Таджикистана
Каменный век
Бронзовый век
Хронология

Читайте также:

Завершение процесса образования таджикского народа в IX-X вв.

Завершение процесса образования таджикского народа в IX-X вв.

Из книги Б.Г.Гафуров “Таджики. Древнейшая, древняя и средневековая история”

Завершение процесса образования таджикского народа

В период, когда власть над Мавераннахром и Хорасаном была сосредоточена в руках Саманидов, завершился процесс образования таджикского народа, В новых условиях государственной независимости были возрождены многие культурные традиции и вместе с тем созданы новые культурные ценности, в частности классическая поэзия, получившая мировое признание.

Еще задолго до арабского проникновения в Среднюю Азию на основе усиления экономических и культурных связей между отдельными районами и государственными образованиями Средней Азии, роста городской жизни в условиях развития феодальных отношений явственно наметилась тенденция к соединению и слиянию некоторых, преимущественно оседлых, среднеазиатских народностей в один народ.

Этнические процессы, протекавшие на территории Средней Азии с древнейших времен, привели к тому, что здесь сформировались отдельные народности, такие как согдийцы, хорезмийцы, ферганцы, тохаристанцы и др. У каждой из этих народностей была собственная культура. Специфичность этих локально-этнических культур не следует преувеличивать, так же как и степень, их единства, ибо каждая из них состояла из мозаики субкультур.

Языки этих народностей принадлежали к числу восточноиранских, однако для Тохаристана источник указывает три языка: «местный» (по-видимому, восточноиранский), какой-то «тохаристанский» и тюркский. Этнический массив состоял из оседлых и кочевников, последние до рубежа нашей эры были почти исключительно восточноиранскими, в частности кочевники, входившие в сакскую группировку. С последних веков до нашей эры и рубежа нашей эры наряду с притоком ираноязычных групп начинаются вторжения иноязычных групп, в частности тюркоязычных. Крупные массивы последних переселяются в Среднюю Азию лишь во времена Тюркского каганата; с VI—VIII вв. тюрки начинают играть существенно важную роль в среднеазиатской этнической истории.

Границы этнических образований отнюдь не были непроницаемы, этническая диффузия происходила постоянно и непрерывно. Этот процесс протекал не только между однородными в культурном отношении массивами, но и между разнородными, скажем, между оседлыми и кочевниками. Оседание кочевников, переход их к земледелию, включение в состав населения, проживающего в поселениях, в том числе в городах,— все эти процессы протекают на территории Средней Азии на протяжении тысячелетий. Существенно также, что и разноязычные этнические массивы в случае Территориальной близости вступали в теснейшие культурные, экономические и межгрупповые этнические контакты. Это приводило к появлению частичного или полного двуязычия, утрате своего языка, различным, формам взаимного усвоения элементов культуры и хозяйства или всего культурно-хозяйственного комплекса, созданию форм взаимосвязанного хозяйственного уклада и т. д. Механизм и варианты таких взаимоотношений детально изучены лингвистами и этнографами и для Средней Азии. В результате мы видим такие крайние полюсы, как, например, таджикоязычные хардури, усвоившие образ жизни и культуру кочевых узбеков, и, напротив, первоначально кочевое и тюркоязычное племя «тюрк», в новое время в Кулябской группе районов полностью перешедшее к земледельческому труду и усвоившее таджикский язык. Очень интересны различные формы двуязычия, распространенные, например, у чустских или мухарских таджиков.

Разумеется, смешанные браки, метисизация населения имели место — об этом прямо свидетельствуют письменные источники. Основной массив среднеазиатского населения принадлежал к расе Среднеазиатского междуречья, иначе называемой памиро-ферганской. Это один из расовых типов большой европеоидной расы. Он был выделен, описан и проанализирован советскими антропологами, в частности Л. В, Ошаниным и А. И, Ярхо. Этот антропологический тип характеризуется следующими признаками: лицо не плоское, а слегка выдающееся вперед, с обильной растительностью. Скулы развиты слабо, лицо, не широкое и не высокое, нос средней высоты с прямой спинкой (у памирцев — чисто «орлиный» нос). Цвет глаз темный, со значительной примесью, волосы черные. Череп, если смотреть сверху,— округлый, отсюда название «брахицефалы» («круглоголовые»). Рост средний (166— 167 см).

К расе Среднеазиатского междуречья относятся таджики (в наиболее чистом виде она представлена горными и припамирскими таджиками) и узбеки, но у последних имеется значительная примесь монголоидных элементов.

Есть несколько гипотез о происхождении этой расы. По одной, она возникла на основе смешения более древних, распространенных в Средней Азии европеоидных расовых типов: по другой — в результате трансформации одного из этих типов — примерно в начале I тыс. н. э. Некоторые антропологи значительно углубляют эту дату.

В середине I тыс. н. э. усиливается приток тюркских племен и вместе с ними монголоидного расового типа. Однако на первых этапах монголизация расового типа далеко отстает от процесса тюркизации по языку.

В последующую историческую эпоху развитие расы Среднеазиатского междуречья продолжалось, и к настоящему времени она претерпела значительные изменения, отличные в разных областях ее расселения (под влиянием по-разному протекавших и комбинировавшихся процессов вековой трансформации, смешения и явления изоляции).

В Средней Азии ко времени арабского завоевания были распространены. восточноиранские языки, такие как согдийский, ферганский, хорезмийский, эфталитский. Парфянский язык, принадлежащий к кругу западноиранских, к V—VI вв. н.э. в целом исчез с территории Южной Туркмении и Хорасана.

Таджикский язык (порси-и дари) исторически сформировался и вышел на широкую арену политической и культурной жизни в Хорасане, Сиистане и Мавераннахре, где сложились первые независимые от халифата государственные образования восточно-иранских народностей. Именно здесь местная феодальная знать и поддерживающие ее круги стали выдвигать свой родной язык (порси-и дари) в качестве государственного литературного языка.

Находки в Мерве персидских (среднеперсидских) надписей, относящихся к рубежу VII—VIII вв., позволяют предполагать, что к этому времени здесь уже пользовались языком фарси. Согласно важному свидетельству ал-Джахшидри, вплоть до 742 г. в Ҳорасане пользовались персидской письменностью (вероятно, на основе пехлевийского алфавита), причем писцы назывались магами. По сообщениям ал-Мукаффы и Мукаддаси, можно судить о том, что уже в первой половине VIII в. язык фарси (таджикский) был распространен в Балхе.

В VII—VIII вв. этот язык занимал уже прочное положение в Северо-Восточном Иране, Северном Афганистане и на юге Средней Азии, в том числе и в Южном Таджикистане. Об этом свидетельствуют помимо вышеуказанных данных ал-Мукаффы сообщение Хой Чао о наличии особого «тохаристанского» языка, сведения Табари о насмешливом стихотворении, которое распевали жители Тохаристана в связи с поражением арабов, данные древней топонимики. В сочинениях авторов VIII—X вв. таджикский язык (его называли «забани фарсий’и дари», или «забани фарси») связывается с Хорасаном, в частности с Балхом. Вполне вероятно, что именно в период, предшествующий арабскому завоеванию, сформировались многие его важные особенности. Политические причины, гонения против местной культуры — все это создало неблагоприятные условия для дальнейшего развития согдийского, хорезмийского и других восточноиранских языков.

Из Мерва, Балха и других административных, экономических и культурных центров Северного Хорасана фарси распространялся на территорию Мавераннахра, вытесняя постепенно местные восточно-иранские языки Средней Азии — согдийские и бактрийские диалекты. Науке недостаточно хорошо известны детали этого процесса и конкретно-исторические условия, в которых он протекал. Возможно, язык фарси еще за несколько веков до арабского завоевания уже проник в Среднюю Азию вместе с манихейством. Известно, что в крупных центрах Средней Азии, например в Самарканде, существовали в VI—VII вв. значительные манихейские общины. Есть основания предполагать, что в них, как и в манихейских общинах Восточного Туркестана, пользовались языком фарси.

Отметим прежде всего, что среди войск Арабского халифата, осуществлявших захват Мавераннахра, имелось эначительное число лиц неарабского происхождения. Это так называемые мавали, т. е. представители покоренных арабами народов, принявшие мусульманство и находившиеся под покровительством отдельных арабских племен. Известно, что в составе войск арабских наместников Хорасана, руководивших завоеванием Мавераннахра, число таких мавали, главным образом хорасанцев, было довольно велико. Привлекаемые жаждой богатой добычи, эти фарсиязычные, принявшие ислам мавали были активными участниками завоевания Мавераннахра и насаждения в завоеванных областях мусульманства.

Разумеется, распространение языка в соответствующей ситуации может быть более широким, значительно превосходящим объем этнических перемещений — хрестоматийный пример тому дает история латинского языка в Западной Европе. Сохранившиеся хадисы (священные предания мусульман) свидетельствуют о том, что язык фарси был в ту эпоху, как, впрочем, и позднее, одним из важных орудий мусульманской пропаганды. Из рассказа Наршахи (X в.) о постройке в 74 г. хиджры, т.е. в 712—713 гг. большой мечети в цитадели Бухары явствует, что для пропаганды ислама и в исламском ритуале использовался местный язык (или языки) жителей Бухары.

Известно также, что один на мусульманских миссионеров отказывался (в 728 г.) от пропаганды ислама в Самарканде на том основании, что он неискусен в фарси.

С 742 г. арабский язык и арабское письмо стали обязательными для административного аппарата Хорасана, а следовательно, и Мавераннахра, административно входившего в Хорасанское наместничество.

Процесс перехода согдоязычного населения Мавераннахра на язык фарси был, конечно, процессом очень длительным. Согласно запискам китайского паломника Сюань-цзана, проехавшего через Среднюю Азию в 629 г., название Су-ли (Согд) прилагалось ко всей территории от Суяба (долина реки Чу) до Кеша (современный Шахрисабз, к югу от Самарканда) и соответственно к языку населения и письменности, всей этой области. Как видно, в начале VII в. согдийский язык был широко распространен не только в собственно Согде (долина Зеравшана и прилегающие районы, Кашка-Дарьинский оазис и др.), но и в Семиречье — области интенсивной согдийской колонизации. Доказательством того факта, что в первой четверти VIII в, население долины Зеравшана говорило еще по-согдийски, является уже упоминавшийся архив согдийских документов с горы Муг. Как показывает изучение этого архива, вся внутренняя переписка Деваштича и других согдийских феодалов велась на согдийском языке. На этом языке написаны письма, отправленные от его имени, по-согдийски же пишут его корреспонденты. Интересный факт, относящийся к периоду арабского завоевания Бухары, сообщает Наршахи. Завоеватели принуждали бухарцев ходить на молитву в упомянутую выше мечеть. Но так как бухарцы (или какая-то часть бухарцев) не знали в то время ни арабского, ни персидского языков, то позади молящихся стоял специальный человек, который подсказывал им по-согдийски, когда нужно становиться на колени или выполнять какие-либо другие требования ритуала.

По-видимому, только к IX—X вв. основная часть населения крупных городов Мавераннахра (Самарканд, Бухара) перешла на язык фарси.

В X в. в Бухаре уже существовала, как известно, весьма развитая литература на языке фарси. Однако в сельских местностях, в горных районах, удаленных от больших городов, от основных путей сообщения, еще держался согдийский язык. По свидетельству арабоязычного географа Мукаддаси, еще в конце X в. в бухарских рустаках {сельские местности, зависимые от Бухары) говорили по-согдийски: «…У согдийцев есть свой язык; на него похожи языки бухарских рустаков; они очень различны. Их там понимают; я видел славного имама Мухаммада ибн Фадла, который много говорил на них».

Как уже указывалось., в верховьях Зеравшана, по верхним его притокам, согдийские диалекты сохранялись на протяжении всего средневековья, а один из них существует в долине Ягноба (левый приток Зеравшана) и поныне.

Переходя на язык фарси, согдоязычное население привносило в него некоторые элементы согдийского языка, главным образом лексические.

Аналогичными путями происходило вытеснение языком фарси местных восточноиранскнх диалектов горных районов древнего Тохаристана.

Итак, «забани фарси» распространяется прежде всего в городах и лишь затем в сельских местностях, где еще в X—XI вв. были большие группы, говорившие на согдийском и хорезмийском языках. Как сообщают путешественники X в. и как явствует из близких по времени текстов, язык фарси, т. е. таджикский, распадался на ряд диалектов и жители каждого крупного города и район(а имели свой диалект. Сообщается о диалектах Самарканда, Герата, Нишапура, Мерва, Балха и др. Вместе с тем эти восточные диалекты благодаря изоляции, специфичности произношения, включению многих слов из восточноиранских языков сильно отличались от западных. Диалекты востока именовались «фарси», диалекты запада — «аджами», и лишь позже название «фарси» стало прилагаться к западным диалектам. По мнению лингвистов, уже в X—XI вв. намечаются некоторые существенные особенности, характерные для современного таджикского языка и отличающие его от современного персидского языка. Однако полностью эти отличия сформировались примерно на полтысячелетия позже.

Многие важные вопросы сложения и развития таджикского языка еще не получили окончательного истолкования в трудах лингвистов; дискуссионными остаются, в частности, место и время сложения этого языка.

На таджикском языке в IX—X вв. развивается обширная литература. В основу литературного языка легли хорасанско-среднеазиатские говоры. Складывается литературный таджикский язык, на котором были написаны замечательные шедевры таджикско-персидской литературы.

Развитие литературы явилось лишь одной из сторон, хотя и очень важной и яркой, возникновения и становления таджикской культуры IX—X вв. характеризуются четко выраженными процессами в области развития науки, духовной и материальной культуры, процессами, знаменующими создание среднеазиатских школ и направлений. Происходит дальнейшая унификация культуры отдельных исторических областей.

Итак, к эпохе IX—X вв. в Среднеазиатском междуречье (Мавераннахре) и Хорасане складывается большая этно-культурная общность, почти целиком входившая в состав государств Тахиридов, Саффаридов и, особенно, Османидов. Свое этническое имя эта общность получает на рубеже X—XI вв. или в первой половине XI в. Как рассказывает Абу-л-Фазл Бейхаки, в 1043-44 гг. один из приближенных султана сказал: «У нас, у тазиков,..» . До этого, еще в X в. термином «тази» обозначали и арабов. Бехаки же, рассказывая об одной стычке после битвы при Данденакане (1040 г.), сообщает, что индийцы, арабы и курды бежали, а воины-тазики стойко сражались с врагом. Итак, в первой половине XI в. термин «таджик» стал «самоназванием» сформировавшегося в Средней Азии и Хорасане народа.

Хотя сложение таджикского народа завершилось уже в IX— X вв., в последующие столетия он не остается неизменным. С одной стороны, происходит процесс консолидации таджикского народа, усиление общности его духовной и материальной культуры. Однако иноземные завоевания, феодальная раздробленность порождают процесс, направленный в обратную сторону. Все большую и большую роль в этнической и культурной истории таджиков играет теснейший контакт с тюркоязычными племенами и народами Средней Азии, роль которых значительно и скачкообразно возрастает во II тыс. н. э. Происходит сближение между этими народами, они совместно ведут борьбу против классовых врагов и иноземных захватчиков. Во всех народных восстаниях последующих веков, в героической борьбе против иноземных захватчиков мы видим рядом предков всех народов Средней Азии, й в частности народов-соседей — таджиков и узбеков. Изучая самобытный вклад, внесенный каждым из этих народов в сокровищницу мировой культуры, мы вместе с тем констатируем их взаимную связь и влияние друг на друга.

Завершение процесса образования таджикского народа в IX-X вв.
Положение крестьянства и народные движения в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Феодальные пожалования и условное землевладение в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Бухара – столица Саманидского государства
Торговля и денежное обращение в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Строительство и архитектура в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Производство тканей и другие ремесла в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Производство стекла и керамики в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Горное дело и металлургия в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Сельское хозяйство в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Феодальные междоусобицы и ослабление государства Саманидов
Государственное устройство государства Саманидов
Образование государства Саманидов
Правление династии Саффаридов
Правление династии Тахиридов

Усиление местной феодальной аристократии Мавераннахра в IX—X вв.
Роль народов Средней Азии в борьбе Омейядов и Аббасидов
Завоевание арабами Мавераннахра (Второй период)
Завоевание арабами Мавераннахра в VIII в.
Начальный этап завоевания арабами Мавераннахра в VII в.
Социально-экономический строй Средней Азии V-VIII вв.
Фергана VI-VIII вв.
Уструшана VI-VIII вв.
Религия Согда в VI-VII вв.
Согдийская письменность и литература
Искусство Согда в VI-VII вв.
Строительное дело и архитектура Согда в VI-VII вв.
Самарканд – столица Согда в VI-VII вв.
Согд в VI-VII вв. – замок Муг и Пенджикент
Колонизационная деятельность согдийцев в VI-VII вв.
Ремесла и торговля Согда в VI-VII вв.
Ирригация и сельское хозяйство Согда в VI-VII вв.
Согд в VI-VII вв.
Религия Тохаристана в VI – начале VIII в.
Искусство Тохаристана в VI – начале VIII в.
Строительное дело и архитектура Тохаристана в VI – начале VIII в.
Ремесла и торговля Тохаристана в VI – начале VIII в.
Ирригация и сельское хозяйство Тохаристана в VI – начале VIII в.
Тохаристан в VI – начале VIII в.
Движение Абруя
Взаимоотношения Тюркского каганата с местными владетелями
Тюркско-сасанидский конфликт
Тюрки и эфталиты
Тюркский каганат и распространение его власти на Среднюю Азию
Движение Маздака
Эфталитское общество
Проблема происхождения хионитов и эфталитов
Племена и народности Средней Азии в IV—VI веках н.э. – Эфталиты
Племена и народности Средней Азии в IV—VI веках н.э. – Хиониты
Племена и народности Средней Азии в IV—VI веках н.э. – Кидариты
Сасанидское царство в IV—VI веках н.э.
Структура среднеазиатского общества в конце I тыс. до н.э. – начале I тыс. н.э.
Культура и религия кушанской Средней Азии
Экономика в кушанское время
Города и поселения в кушанское время
Упадок Кушанского царства
Расцвет Кушанского царства
Начальный период Кушанского царства
Победа Парфии над Римом
Бактрия и Согд во II—I вв. до н. э.
Вторжение юэчжей в Греко-Бактрию
Внутренний строй, экономика и культура Ферганы и Хорезма в III—II вв. до н.э.
Внутренний строй, экономика и культура Парфянского царства в III—II вв. до н. э.
Внутренний строй, экономика и культура Греко-Бактрийского царства в III—II вв. до н. э.
Расцвет Греко-Бактрийского царства
Парфия и Греко-Бактрия. Борьба с селевкидской экспансией
Возникновение и ранняя история Парфии и Греко-Бактрии
Средняя Азия в составе Селевкидского государства
Борьба среднеазиатских народов против греко-македонских войск
Поход Александра Македонского на Восток
Средняя Азия и Иран в Ахеменидский период
Социально-экономический строй, культура и религия в Согде, Хорезме и Бактрии в VI—IV вв. до н. э.
Средняя Азия в составе Ахеменидской державы
Восстания против Ахеменидов при Дарии I
Кир и Томирис. Разгром ахеменидских войск
Завоевания Кира II в Средней Азии
Возникновение Ахеменидского государства
Зороастризм
Древнейшие государственные образования по Авесте
Среднеазиатское общество по Авесте
Авеста как исторический источник
Раннежелезный век Таджикистана
Пути расселения индоиранских племен и среднеазиатские археологические комплексы
Индоиранская общность
Древнейшие наскальные рисунки Таджикистана
Неолитические памятники Таджикистана
Мезолитические памятники Таджикистана
Памятники верхнего палеолита Таджикистана
Памятники среднего палеолита Таджикистана
Памятники нижнего палеолита Таджикистана
История Таджикистана
Каменный век
Бронзовый век
Хронология

Читайте также:

Положение крестьянства и народные движения в IX-X вв.

Положение крестьянства и народные движения в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.

Из книги Б.Г.Гафуров “Таджики. Древнейшая, древняя и средневековая история”

Феодальная рента

При Тахиридах и Саманидах «печатание» земледельцев, низводившее их до положения рабов, прекратилось, причем решающую роль в отмене этого жестокого-и унизительного обычая сыграло упоминавшееся выше восстание Муканны в Мавераннахре и столь же крупное народное движение в Азербайджане. А. Ю: Яку бовский предполагает, что несколько уменьшился размер отработочной ренты, так как при Саманидах крестьянам не приходй- лось строить и ремонтировать стены для отпора кочевников. Однако все это не значит, что в целом снизилась общая норма феодальной земельной ренты, норма феодальной эксплуатации. Развитие института икта, безусловно, влекло за собой усиление феодальной эксплуатации крестьянства. С другой стороны, и государство регулярно собирало фиксированную норму хараджа, иногда даже дважды в год под видом займа в счет следующего года. И, наконец, можно предполагать, что бурное развитие в IX— X вв. товарно-денежных отношений должно было оказать самое существенное влияние на земельную ренту в сторону ее фактического увеличения. На первый взгляд, это предположение не находит подтверждения в фактах. Действительно, согласно источникам IX—X вв., рента-налог с разных областей Средней Азии была исчислена в деньгах, и размер ее, выраженный определенной суммой, оставался неизменным. Однако факты явно свидетельствуют о том, что неизменность эта была чисто внешней, на деле же в течение IX—X вв. происходило неуклонное увеличение фактического размера ренты-налога. Это видно из следующего. Согласно данным Наршахи70, харадж Бухары сначала был немногим менее 200 тыс. серебряных дирхемов. Когда начался выпуск дирхемов гитрифи, был установлен курс: 1 серебряный дирхем = 6 дирхемам гитрифи, так что харадж Бухары оказался немногим менее 1200 тыс. дирхемов гитрифи. Впоследствии курс дирхемов гитрифи поднялся, и в конце концов серебряные дирхемы и дирхемы гитрифи сравнялись по покупной способности. Но правительство по-прежнему взимало харадж только дирхемами гитрифи. А это значит, что фактический размер хараджа за определенное время вырос в 6 раз! Но и это не все. К 835 г. соотношение между серебряными дирхемами и дирхемами гитрифи еще более изменилось: теперь 10 серебряных дирхемов равнялись не 10, а только 8,5 дирхемам гитрифи. А в 921 г. 10 серебряных дирхемов равнялись уже лишь 7 дирхемам гитрифи. Если первоначальный размер хараджа счесть за 100%, то к 921 г. харадж вырос до 857 %. Цифра эта, конечно, условная, так как невозможно учесть многие другие факторы {изменение цен на товары и продукты и т. д.). Но одно не вызывает сомнения: на протяжении IX—X вв. размер хараджа Бухары, внешне неизменный, фактически возрастал. Ясно также, что аналогичный процесс, должен был иметь место и в других областях Средней Азии.

Не совсем ясен чрезвычайно важный вопрос: в какой форме взималась земельная рента. Источники более позднего времени показывают, что в Средней Азия феодальная земельная рента, как правило, взималась в смешанной форме (продуктовой, отработочной и денежной) с преобладанием продуктовой. Источники IX—X вв. харадж упоминают в денежном выражении. Но важно выяснить, взимался ли харадж практически с непосредственного производителя именно деньгами или он только исчислялся В деньгах, взимался же продуктами. Лишь в первом случае можно было бы сделать ответственный вывод о преобладании денежной формы ренты-налога.

А. Ю. Якубовский был сторонником того, что «денежная доля хараджа в IX—X вв. становится основной». При этом он опирался на известный рассказ Наршахи о том, как в 874 г. Бухарой овладел Хусейн ибн Тахир, который собрал харадж Бухары дирхемами гитрифи, собирался обменять их на чистое серебро. Таким образом, земельная рента-налог в Бухаре тогда была действительно собрана деньгами. О том, что это был не единичный случай, свидетельствуют вышеизложенные факты относительно хараджа Бухары, в частности та часть текста, где повествуется, как правительство после «подорожания» дирхема гитрифи отказалось принимать харадж серебром и требовало именно гитрифские дирхемы. Взимание хараджа в денежной форме известно для IX—X вв. и для многих областей Ирака.

Бухара была одним из крупнейших центров ремесла и торговли. Вся бухарская область была втянута в товарно-денежные отношения. Уже упоминалось, что даже во многих селениях близ Бухары было развито товарное производство. Но не во всех областях Средней Азии товарное производство было развито в равной степени, не везде товарно-денежные отношения достигли одинакового уровня. Для многих областей, особенно окраинных, трудно представить реальную возможность господства денежной формы ренты. Конкретные факты, которыми мы располагаем, касаются высокоразвитой Бухарской области. Было бы преждевременно на основании этих немногих фактов делать широкие обобщения в рамках всей Средней-Азии: возможно, характер взимания хараджа был неодинаков в различных областях, в одних он мог быть денежным, других — натуральным, в третьих – смешанным.

Положение крестьянства

В IX—X вв. основная часть непосредственных производителей делилась на две группы: крестьяне-общинники и крестьяне-арендаторы. Грань между ними иногда стиралась, так как арендаторами-издолыциками становились не только безземельные, но и малоземельные крестьяне.

В литературе было высказано положение, что на Востоке издольная аренда была основной формой эксплуатации крестьян, крестьянин-издольщик являлся центральной фигурой в земледелии. Однако, если основываться на фактах, придется признать, что вопрос о месте и удельном весе общины и издольной аренды конкретно для Средней Азии IX—X вв. еще не изучен.

Утвердившиеся формы феодальной эксплуатации в саманидский период (фактический рост феодальной земельной ренты; случаи, когда годовая норма собиралась дважды; развитие условного землевладения на основе пожалования; издольная аренда и т. д.) приводили к тому, что огромные массы людей оказывались полностью лишенными земли и целиком зависимыми от крупных землевладельцев. Простой народ — крестьяне, ремесленники— жил в большой нужде и все больше и больше разорялся.

Народные движения

Саманиды возводили величественные дворцы, строили медресе, мечети за счет трудового народа, на плечи которого тяжким бременем ложились расходы по строительству. Все это, вместе взятое, являлось причиной ряда массовых восстаний крестьян против невыносимого феодального гнета.

Еще Исмаил Саманид в первый же год правления подавил крупное крестьянское восстание. Об этом восстании Наршахи писал: «Один из разбойников собрал вокруг себя народ. Собралось 4 тыс. человек из бродяг и сельских бездельников, и все они разбойничали на дороге между Рамитаном и Баркадом. Дело клонилось к тому, что они (восставшие.— Б. Г.) намеревались пойти на город (т. е. Бухару — Б. Г.)».

Безусловно, речь идет здесь о восстании трудового крестьянства, Но, являясь выразителем интересов феодалов, Наршахи резко отрицательно относится к народным восстаниям, именуя восставших и их вождей «бродягами», «разбойниками».

Не менее тяжелым было положение ремесленников. Таджикский арабоязычный поэт Абу Хатим ал-Варрак, мастер по изготовлению бумаги, на закате своей жизни, после 50 лет занятий своим ремеслом, пришел к такому заключению:

Поистине, изготовление бумаги — занятие презираемое,
Несчастное, жизнь моя с ним тяжела.
Если я живу, то живу и нет у меня пищи.
Или же [если я] умру, то умру и нет у меня савана.Абу Хатим ал-Варрак

Основным внутренним противоречием в государстве Саманидов была борьба между трудящимися классами — крестьянами, ремесленниками, с одной стороны, и господствующим классом феодалов и его правящей верхушкой — с другой.

В большинстве случаев классовая борьба, возникавшая на экономической почве (увеличение хараджа и т. п.), находила свое идеологическое выражение в столкновении между официальной религией и религиозными ересями, под флагом которых выступали угнетенные классы. Борьба такого рода происходила в Бухаре, Систане, Чаганиане.

Между прочим, карматство также было религиозной формой протеста народных масс против угнетения и эксплуатации. Раннее карматство вобрало в себя множество доисламских религиозных представлений, в том числе и некоторые элементы маздакизма. Қарматы проповедовали возврат к”укладу сельской общины с равенством ее свободных членов наряду с сохранением рабства. Проповедь общинного равенства привлекала к карматам значительные группы крестьянства, закабаляемого феодалами, В этом причины быстрого распространения карматства по всему Переднему Востоку.

В Средней Азии многие народные движения X—XI вв. примыкали к карматской секте. Многие передовые люди того времени воспринимали карматство как оппозицию против господствующего гнета, как призыв к общественному равенству.

Карнатское движение было глубоко противоречиво с самого момента зарождения. Это, с одной стороны, движение народных масс против новых, феодальных порядков, с другой — движение, знати против центральной феодальной власти.

Положение крестьянства и народные движения в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.

Феодальные пожалования и условное землевладение в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Бухара – столица Саманидского государства

Торговля и денежное обращение в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Строительство и архитектура в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Производство тканей и другие ремесла в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Производство стекла и керамики в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Горное дело и металлургия в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Сельское хозяйство в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Феодальные междоусобицы и ослабление государства Саманидов
Государственное устройство государства Саманидов
Образование государства Саманидов
Правление династии Саффаридов
Правление династии Тахиридов

Усиление местной феодальной аристократии Мавераннахра в IX—X вв.
Роль народов Средней Азии в борьбе Омейядов и Аббасидов
Завоевание арабами Мавераннахра (Второй период)
Завоевание арабами Мавераннахра в VIII в.
Начальный этап завоевания арабами Мавераннахра в VII в.
Социально-экономический строй Средней Азии V-VIII вв.
Фергана VI-VIII вв.
Уструшана VI-VIII вв.
Религия Согда в VI-VII вв.
Согдийская письменность и литература
Искусство Согда в VI-VII вв.
Строительное дело и архитектура Согда в VI-VII вв.
Самарканд – столица Согда в VI-VII вв.
Согд в VI-VII вв. – замок Муг и Пенджикент
Колонизационная деятельность согдийцев в VI-VII вв.
Ремесла и торговля Согда в VI-VII вв.
Ирригация и сельское хозяйство Согда в VI-VII вв.
Согд в VI-VII вв.
Религия Тохаристана в VI – начале VIII в.
Искусство Тохаристана в VI – начале VIII в.
Строительное дело и архитектура Тохаристана в VI – начале VIII в.
Ремесла и торговля Тохаристана в VI – начале VIII в.
Ирригация и сельское хозяйство Тохаристана в VI – начале VIII в.
Тохаристан в VI – начале VIII в.
Движение Абруя
Взаимоотношения Тюркского каганата с местными владетелями
Тюркско-сасанидский конфликт
Тюрки и эфталиты
Тюркский каганат и распространение его власти на Среднюю Азию
Движение Маздака
Эфталитское общество
Проблема происхождения хионитов и эфталитов
Племена и народности Средней Азии в IV—VI веках н.э. – Эфталиты
Племена и народности Средней Азии в IV—VI веках н.э. – Хиониты
Племена и народности Средней Азии в IV—VI веках н.э. – Кидариты
Сасанидское царство в IV—VI веках н.э.
Структура среднеазиатского общества в конце I тыс. до н.э. – начале I тыс. н.э.
Культура и религия кушанской Средней Азии
Экономика в кушанское время
Города и поселения в кушанское время
Упадок Кушанского царства
Расцвет Кушанского царства
Начальный период Кушанского царства
Победа Парфии над Римом
Бактрия и Согд во II—I вв. до н. э.
Вторжение юэчжей в Греко-Бактрию
Внутренний строй, экономика и культура Ферганы и Хорезма в III—II вв. до н.э.
Внутренний строй, экономика и культура Парфянского царства в III—II вв. до н. э.
Внутренний строй, экономика и культура Греко-Бактрийского царства в III—II вв. до н. э.
Расцвет Греко-Бактрийского царства
Парфия и Греко-Бактрия. Борьба с селевкидской экспансией
Возникновение и ранняя история Парфии и Греко-Бактрии
Средняя Азия в составе Селевкидского государства
Борьба среднеазиатских народов против греко-македонских войск
Поход Александра Македонского на Восток
Средняя Азия и Иран в Ахеменидский период
Социально-экономический строй, культура и религия в Согде, Хорезме и Бактрии в VI—IV вв. до н. э.
Средняя Азия в составе Ахеменидской державы
Восстания против Ахеменидов при Дарии I
Кир и Томирис. Разгром ахеменидских войск
Завоевания Кира II в Средней Азии
Возникновение Ахеменидского государства
Зороастризм
Древнейшие государственные образования по Авесте
Среднеазиатское общество по Авесте
Авеста как исторический источник
Раннежелезный век Таджикистана
Пути расселения индоиранских племен и среднеазиатские археологические комплексы
Индоиранская общность
Древнейшие наскальные рисунки Таджикистана
Неолитические памятники Таджикистана
Мезолитические памятники Таджикистана
Памятники верхнего палеолита Таджикистана
Памятники среднего палеолита Таджикистана
Памятники нижнего палеолита Таджикистана
История Таджикистана
Каменный век
Бронзовый век
Хронология

Читайте также:

Феодальные пожалования и условное землевладение в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.

Феодальные пожалования и условное землевладение в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.

Из книги Б.Г.Гафуров “Таджики. Древнейшая, древняя и средневековая история”

X век —это уже период развитого феодализма. Саманидское государство было феодальным государством, защищавшим интересы крупных землевладельцев и купцов. Поэтому все сказанное выше о росте хозяйства, о развитии земледелия, ремесла и денежной торговли совершенно не дает оснований полагать, что этот подъем сопровождался улучшением жизни трудового народа.

Основными собственниками земли и воды были государство и крупные феодалы. Соответственно этому самыми распространенными категориями земель были государственные, феодальные, мильковые и вакуфные. Материалы предшествующего времени показывают, как интенсивно разорялись мелкие собственники и как они «добровольно» отдавали свои земли крупным феодалам. Процесс этот в X в., конечно, продолжался.

Наряду с безусловной собственностью при Саманидах существовало и условное землевладение феодалов, основанное на пожалованиях за службу. Степень развития института феодальных пожалований за службу и условного землевладения — один из важнейших показателей уровня феодализации общества «сверху». Высказана была точка зрения, будто при Саманидах то и другое не играло существенной роли в социально-экономической жизни общества, а в XI—XIII вв., при Караханидах и Сельджукидах, получило быстрое развитие. Такая точка зрения сложилась, вероятно, под влиянием некоторых указаний письменных источников о том, что при Саманидах почти половина бюджета шла. на жалованье за службу, а также прямого указания более позднего источника — «Сиясет-наме» о том, что в Хорасане при Саманидах не раздавали. Сыграла свою роль и малочисленность прямых упоминаний в источниках случаев пожалования за службу в государстве Саманидов. Так родилось противопоставление двух периодов в истории Средней Азии — IX-X вв. и XI-XII вв.: развитие института феодальных пожалований целиком связывалось с завоеванием Средней Азии Караханидами и Сельджукидами.

Историко-нумизматические исследования позволили коренным образом пересмотреть этот вопрос на конкретном среднеазиатском материале. Они выявили еще 18 случаев феодального пожалования за службу, не считая тех, что уже были упомянуты в литературе, вроде Симджуридов в Кухистане и др. Ни в одном случае в качестве жалованных лиц не выступили рядовые представители служилого и военного сословия. Заметно, что в IX в. пожалования были преимущественно очень крупными (целые области, районы, города) и даны они в пользу именно членов династии. В X в., особенно во второй половине столетия, все чаще и чаще владетелями пожалований выступают не члены династии.

В Арабском халифате собственники земли на завоеванных территориях не редко вынуждены были передавать свою же землю назад, но уже не в собственность, а во владение на тех или иных условиях а разные сановники, причем порой даже и не очень видные. Размеры жалованных владений — иногда по-прежнему очень крупные, иногда заметно мельче.

Пожалования в IX—X вв. означали передачу жалованному лицу права на все или часть доходов жалованного владения, но эти пожалования не были ни пожизненными, ни наследственными. Пожалования были обусловлены службой. чаще всего служба эта была наместничеством в пожалованной области или городе, поэтому давала большие права и привилегии во внутренних делах. Жалованные владетели иногда получали даже право проставлять на монетах свое имя. В этих случаях особенно заметно, что взаимоотношение между центральной властью и жалованными владетелями, степень самостоятельности последних бывали различными. Например, некоторые медные монеты чеканены от имени главы династии, имя же жалованного владетеля-наместника скромно обозначено на второстепенном месте как вассала {Самарканд и Шаш в третьей четверти IX в., Исфиджаб в начале X в.). Значительно чаще отношение обратное: медные монеты чеканены от имени жалованного владетеля, глава же саманидской династии упомянут лишь почетно, в качестве сюзерена (ферганские города Ахсикет, Насрабад и Куба, а то и вся Фергана на разных отрезках времени в X в.). Но известен и еще один вариант, когда на медных монетах-вовсе нет имени главы династии, а есть только имена жалованных владетелей (Ахсикет и Шаш во второй половине IX и начале X в,). Здесь чувствуется попытка разорвать даже формальные отношения вассалитета. Такие попытки, по известным сейчас примерам, делали лишь члены Династии, владевшие большими областями.

Жалованные владения часто превращались в настоящие самостоятельные уделы внутри Саманидского государства. Их владетели (будь то члены династии или крупные сановники) часто присваивали те же самые титулы «эмиров» и «клиентов повелителя правоверных», которые носили главы Саманидской династии.

При Саманидах развиваются и оформляются типично феодальные отношения «многоступенчатого» вассалитета: феодальная иерархия. Зарегистрированы такие случаи, когда глава Саманидской династии жаловал крупному сановнику город или область, последний же уступал часть жалованных ему прав другому лицу и т. д. Для Ферганы, например, известен случай даже «че* тырехступенчатого» вассалитета.

Следует отметить, что жалованные владетели стремились расширять свои права, а центральная власть пыталась пресекать эти попытка. Борьба велась с переменным успехом. Например, уже упоминалось, что Наср ибн Ахмад пожаловал своему брату Исмаилу часть хараджа Бухарской области за службу в качестве наместника, но Исмаил пытался присвоить себе все доходы области. Первые его попытки в этом направлении не были удачными, но в конечном счете он добился своего. Это было поражением центральной власти.

А вот в другом случае центральная власть одержала победу. Ферганские города Куба и Насрабад были пожалованы крупным сановникам. Попытки жалованных владетелей расширить свои права кончились тем, что оба эти владения были отобраны совсем. Еще раньше Известна попытка превратить в пожизненное и наследственное владение Ахсикет, находившийся тогда в руках членов династии. Сначала это удалось: много лет Ахсикетом владел Исхак ибн Ахмад, затем город достался его сыну. И лишь после открытого восстания Исхака ибн Ахмада, претендовавшего на престол, и его поражения центральная власть отобрала Фергану у его семьи и пожаловала Ахсикет другому лицу, но со значительно меньшими правами. Область Кухистан при Саманидах была жалованным владением четырех поколений одной семьи — Симджуридов.

Итак, институт феодальных пожалований за службу в социально-экономической жизни государства Саманидов играл значительную роль. Даже центральные и самые основные области государства (Самарканд, Бухара, Шаш, Фергана и т. д.) и отдельные города на разных отрезках времени служили объектами пожалования и часто превращались в настоящие удельные владения внутри Саманидского государства.

Некоторые конкретные указания источников, аналогии с Западным Ираном и Ираком, особенно же свидетельство ал-Хорезми, позволяют заключить, что в Средней Азии пожалования такого типа при Саманидах обозначались терминами икта и тума. Ал-Хорезми был канцеляристом у саманидского везира и свое сочинение написал между 976—991 гг. «Задачей его, в основном, было дать справочник для канцелярий, который он задумал в виде терминологического объяснительного словаря, охватывающего весь круг знаний». Феодальные земельные пожалования своего времени он обозначил двумя терминами. Тума (дословно «кормление») — пожалование только пожизненное, причем с пожалованной земли взималась и рента — налог определенного размера, иначе говоря, жалованное лицо в этом случае получало, право не на все доходы, а только на их часть. Икта — это наследственное земельное пожалование, причем лицо, которому эту землю дали, считается ее владельцем. Хотя теоретически икта в это и последующее время считалась пожалованием только доходов с земли, на практике, как об этом свидетельствует ал-Хорезми, владелец икта уже в X в. обладал большими правами, и пожалование типа икта превратилось даже в наследственное. Разные варианты пожалований, выявленные для Средней Азии IX—X вв. главным образом на основании нумизматических данных, вполне отвечают существу пожалований икта/тума, как их описывает ал-Хорезми.

Вместе с тем нельзя упускать из виду тот факт, что почти половина государственного бюджета Саманидов шла на выплату жалования войску н должностным лицам. В государстве Саманидов явно боролись две тенденции: с одной стороны, институт феодальных земельных пожалований стремительно развивался; с другой стороны, центральная власть пыталась бороться с развитием этого института, тратя большие суммы на выплату жалования за службу.

Некоторые свидетельства источников показывают, что пагубные для экономики страны и для самой центральной власти последствия развития института феодальных земельных пожалований были вполне понятны современникам. Если те или иные обстоятельства создавали благоприятные условия, позволяющие, обходиться без земельных пожалований, центральная власть старалась не раздавать землю в кормление и владение (так было, например, при первых Газневидах).

Государство Саманидов, с этой точки зрения, переживало, своего рода переходный период. Сосуществование в нем двух, противоборствующих тенденций привело к тому, что в IX—X вв. институт икта и тума, очевидно, совсем не распространялся на рядовых представителей служилого и военного сословия — здесь центральная власть еще удерживала свои позиции. Что же касается верхушки господствующего класса, то тут центральная власть вынуждена была идти на все более широкие раздачи земель, пытаясь только (и то не всегда успешно) бороться против их превращения в наследственные владения. Не подлежит сомнению, что в западных областях халифата (особенно во второй половине X в. в государстве Бундов) процесс феодализации общества в этом плане зашел дальше. Но и в государстве Саманидов удельный вес типично феодального, т. е. условного (на основе пожалований) землевладения был явно очень велик.

Феодальные пожалования и условное землевладение в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Бухара – столица Саманидского государства

Торговля и денежное обращение в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Строительство и архитектура в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Производство тканей и другие ремесла в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Производство стекла и керамики в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Горное дело и металлургия в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Сельское хозяйство в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Феодальные междоусобицы и ослабление государства Саманидов
Государственное устройство государства Саманидов
Образование государства Саманидов
Правление династии Саффаридов
Правление династии Тахиридов

Усиление местной феодальной аристократии Мавераннахра в IX—X вв.
Роль народов Средней Азии в борьбе Омейядов и Аббасидов
Завоевание арабами Мавераннахра (Второй период)
Завоевание арабами Мавераннахра в VIII в.
Начальный этап завоевания арабами Мавераннахра в VII в.
Социально-экономический строй Средней Азии V-VIII вв.
Фергана VI-VIII вв.
Уструшана VI-VIII вв.
Религия Согда в VI-VII вв.
Согдийская письменность и литература
Искусство Согда в VI-VII вв.
Строительное дело и архитектура Согда в VI-VII вв.
Самарканд – столица Согда в VI-VII вв.
Согд в VI-VII вв. – замок Муг и Пенджикент
Колонизационная деятельность согдийцев в VI-VII вв.
Ремесла и торговля Согда в VI-VII вв.
Ирригация и сельское хозяйство Согда в VI-VII вв.
Согд в VI-VII вв.
Религия Тохаристана в VI – начале VIII в.
Искусство Тохаристана в VI – начале VIII в.
Строительное дело и архитектура Тохаристана в VI – начале VIII в.
Ремесла и торговля Тохаристана в VI – начале VIII в.
Ирригация и сельское хозяйство Тохаристана в VI – начале VIII в.
Тохаристан в VI – начале VIII в.
Движение Абруя
Взаимоотношения Тюркского каганата с местными владетелями
Тюркско-сасанидский конфликт
Тюрки и эфталиты
Тюркский каганат и распространение его власти на Среднюю Азию
Движение Маздака
Эфталитское общество
Проблема происхождения хионитов и эфталитов
Племена и народности Средней Азии в IV—VI веках н.э. – Эфталиты
Племена и народности Средней Азии в IV—VI веках н.э. – Хиониты
Племена и народности Средней Азии в IV—VI веках н.э. – Кидариты
Сасанидское царство в IV—VI веках н.э.
Структура среднеазиатского общества в конце I тыс. до н.э. – начале I тыс. н.э.
Культура и религия кушанской Средней Азии
Экономика в кушанское время
Города и поселения в кушанское время
Упадок Кушанского царства
Расцвет Кушанского царства
Начальный период Кушанского царства
Победа Парфии над Римом
Бактрия и Согд во II—I вв. до н. э.
Вторжение юэчжей в Греко-Бактрию
Внутренний строй, экономика и культура Ферганы и Хорезма в III—II вв. до н.э.
Внутренний строй, экономика и культура Парфянского царства в III—II вв. до н. э.
Внутренний строй, экономика и культура Греко-Бактрийского царства в III—II вв. до н. э.
Расцвет Греко-Бактрийского царства
Парфия и Греко-Бактрия. Борьба с селевкидской экспансией
Возникновение и ранняя история Парфии и Греко-Бактрии
Средняя Азия в составе Селевкидского государства
Борьба среднеазиатских народов против греко-македонских войск
Поход Александра Македонского на Восток
Средняя Азия и Иран в Ахеменидский период
Социально-экономический строй, культура и религия в Согде, Хорезме и Бактрии в VI—IV вв. до н. э.
Средняя Азия в составе Ахеменидской державы
Восстания против Ахеменидов при Дарии I
Кир и Томирис. Разгром ахеменидских войск
Завоевания Кира II в Средней Азии
Возникновение Ахеменидского государства
Зороастризм
Древнейшие государственные образования по Авесте
Среднеазиатское общество по Авесте
Авеста как исторический источник
Раннежелезный век Таджикистана
Пути расселения индоиранских племен и среднеазиатские археологические комплексы
Индоиранская общность
Древнейшие наскальные рисунки Таджикистана
Неолитические памятники Таджикистана
Мезолитические памятники Таджикистана
Памятники верхнего палеолита Таджикистана
Памятники среднего палеолита Таджикистана
Памятники нижнего палеолита Таджикистана
История Таджикистана
Каменный век
Бронзовый век
Хронология

Читайте также:

Бухара – столица Саманидского государства

Бухара – столица Саманидского государства

Из книги Б.Г.Гафуров “Таджики. Древнейшая, древняя и средневековая история”

VIII век для городского населения Мавераннахра был очень тяжелым. Наршахи в «Истории Бухары» рассказывает, что после захвата Бухары в 709 г. арабские завоеватели не только отобрали у местных жителей по половине их домов, но и освободили для себя целую часть города, где разместились представители арабских племен. Большинство арабских домовладений было расположено у Кухандизских ворот бухарского шахристана, так как это место считалось в Бухаре наиболее укрепленным.

В результате расширения торговых сношений между Ближним Востоком и Мавераннахром ускорилось превращение городов Средней Азии в города развитого феодального типа. Внешне это изменение шло разными путями: иногда изменялась внутренняя структура шахристанов, в других случаях прежний шахристан терял свое значение, а вне его развивался новый центр ремесла и торговли и т. д.

Бухара являет пример первого пути развития феодального города. Экономическая и политическая жизнь все больше концентрировалась внутри шахристана Бухары; там появились базар и кварталы ремесленников, были построены караван-сараи. По словам Наршахи, уже при Тахиридах в Бухаре была большая ткацкая мануфактура, где, вероятно, применялся труд рабов. Производимые в этой мастерской товары вывозились в центр халифата и в отдаленные города Ближнего Востока. В пределах прежнего шахристана выросли большие дома знати, появилось много новых зданий, в которых размещался государственный аппарат. Одновременно с внутренними изменениями бухарского шахристана произошло с начала VIII в. расширение города по трем направлениям; с юга, за воротами аттаров (бакалейщиков), появились базары и рабаты; в юго-западном и юго-восточном направлениях возникли базары и специальные кварталы ремесленников. К середине IX в. Бухара территориально сильно выросла, и в 849—850 гг. ее заново обнесли стеной, имевшей 11 ворот.

Превращение Регистана Бухары в центр политической жизни Саманидского государства, возведение в северной части города эмирского дворца и постройка зданий диванов значительно изменили внешний облик города.

Концентрация экономической жизни в центре города сыграла большую роль в превращении Бухары в город феодального типа: в нем появились специальные улицы различных ремесленников, работавших в своих мастерских и здесь же торговавших. Вот почему в X в. вся центральная часть представляла собой базар, а сам город совершенно изменил свой прежний облик.

Бухара – столица Саманидского государства

Торговля и денежное обращение в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Строительство и архитектура в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Производство тканей и другие ремесла в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Производство стекла и керамики в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Горное дело и металлургия в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Сельское хозяйство в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Феодальные междоусобицы и ослабление государства Саманидов
Государственное устройство государства Саманидов
Образование государства Саманидов
Правление династии Саффаридов
Правление династии Тахиридов

Усиление местной феодальной аристократии Мавераннахра в IX—X вв.
Роль народов Средней Азии в борьбе Омейядов и Аббасидов
Завоевание арабами Мавераннахра (Второй период)
Завоевание арабами Мавераннахра в VIII в.
Начальный этап завоевания арабами Мавераннахра в VII в.
Социально-экономический строй Средней Азии V-VIII вв.
Фергана VI-VIII вв.
Уструшана VI-VIII вв.
Религия Согда в VI-VII вв.
Согдийская письменность и литература
Искусство Согда в VI-VII вв.
Строительное дело и архитектура Согда в VI-VII вв.
Самарканд – столица Согда в VI-VII вв.
Согд в VI-VII вв. – замок Муг и Пенджикент
Колонизационная деятельность согдийцев в VI-VII вв.
Ремесла и торговля Согда в VI-VII вв.
Ирригация и сельское хозяйство Согда в VI-VII вв.
Согд в VI-VII вв.
Религия Тохаристана в VI – начале VIII в.
Искусство Тохаристана в VI – начале VIII в.
Строительное дело и архитектура Тохаристана в VI – начале VIII в.
Ремесла и торговля Тохаристана в VI – начале VIII в.
Ирригация и сельское хозяйство Тохаристана в VI – начале VIII в.
Тохаристан в VI – начале VIII в.
Движение Абруя
Взаимоотношения Тюркского каганата с местными владетелями
Тюркско-сасанидский конфликт
Тюрки и эфталиты
Тюркский каганат и распространение его власти на Среднюю Азию
Движение Маздака
Эфталитское общество
Проблема происхождения хионитов и эфталитов
Племена и народности Средней Азии в IV—VI веках н.э. – Эфталиты
Племена и народности Средней Азии в IV—VI веках н.э. – Хиониты
Племена и народности Средней Азии в IV—VI веках н.э. – Кидариты
Сасанидское царство в IV—VI веках н.э.
Структура среднеазиатского общества в конце I тыс. до н.э. – начале I тыс. н.э.
Культура и религия кушанской Средней Азии
Экономика в кушанское время
Города и поселения в кушанское время
Упадок Кушанского царства
Расцвет Кушанского царства
Начальный период Кушанского царства
Победа Парфии над Римом
Бактрия и Согд во II—I вв. до н. э.
Вторжение юэчжей в Греко-Бактрию
Внутренний строй, экономика и культура Ферганы и Хорезма в III—II вв. до н.э.
Внутренний строй, экономика и культура Парфянского царства в III—II вв. до н. э.
Внутренний строй, экономика и культура Греко-Бактрийского царства в III—II вв. до н. э.
Расцвет Греко-Бактрийского царства
Парфия и Греко-Бактрия. Борьба с селевкидской экспансией
Возникновение и ранняя история Парфии и Греко-Бактрии
Средняя Азия в составе Селевкидского государства
Борьба среднеазиатских народов против греко-македонских войск
Поход Александра Македонского на Восток
Средняя Азия и Иран в Ахеменидский период
Социально-экономический строй, культура и религия в Согде, Хорезме и Бактрии в VI—IV вв. до н. э.
Средняя Азия в составе Ахеменидской державы
Восстания против Ахеменидов при Дарии I
Кир и Томирис. Разгром ахеменидских войск
Завоевания Кира II в Средней Азии
Возникновение Ахеменидского государства
Зороастризм
Древнейшие государственные образования по Авесте
Среднеазиатское общество по Авесте
Авеста как исторический источник
Раннежелезный век Таджикистана
Пути расселения индоиранских племен и среднеазиатские археологические комплексы
Индоиранская общность
Древнейшие наскальные рисунки Таджикистана
Неолитические памятники Таджикистана
Мезолитические памятники Таджикистана
Памятники верхнего палеолита Таджикистана
Памятники среднего палеолита Таджикистана
Памятники нижнего палеолита Таджикистана
История Таджикистана
Каменный век
Бронзовый век
Хронология

Читайте также:

Торговля и денежное обращение в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.

Торговля и денежное обращение в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.

Из книги Б.Г.Гафуров “Таджики. Древнейшая, древняя и средневековая история”

Крупные города Средней Азии IX—X вв. были центрами внутриобластной, межобластной, а некоторые — и международной торговли. Однако оживленная торговля велась не только в этих торгово-ремесленных центрах, но также и во многих селениях, особенно в случае процветания там какого-либо ремесла. В этом плане любопытно свидетельство Наршахи о селениях, расположенных вокруг Бухары. Базарные дни здесь обычно бывали раз в неделю и в эти дни туда съезжалось много народа. В некоторых селениях бывали ежегодные ярмарки, длившиеся по 10, а то и 20 дней. На ярмарки приезжали купцы из разных отдаленных областей. Приезжие покупали товары не только для себя, но преимущественно для перепродажи, так как некоторые произведения ремесел этих, селений, особенно ткани, пользовались спросом даже за пределами Средней Азии, Крупные купцы из этих селений и сами вели обширную торговлю.

О состоянии, уровне развития и некоторых особенностях внутренней торговли свидетельствуют монеты того времени, развитое денежное хозяйство и конкретно-историческая специфика денежного обращения.

Золотые монеты (динары) чеканились при Саманидах в довольно значительном количестве, но более всего за пределами Средней Азии, среднеазиатские же монетные дворы выпускали динары лишь эпизодически. Но главная особенность заключалась в другом, золотые динары, по свидетельству источников,- были «как товар», т.е. обращались не штучно, как настоящие монеты, а на вес. Это свидетельство источников подтверждает и реальный вес самих динаров: его колебания таковы, что действительно исключают штучное обращение.

Однако золотые монеты и в следующие столетия, в XI— XIII вв. например, также принимались не штучно, а на вес, однако в этот период они уже участвовали в реальном торговом обороте. А в IX—X вв. они практически не выполняли функцию средства обращения. Между прочим, описывая деньги Бухары, Истахри прямо пишет, что «они не торгуют между собой на динары». И Ибн Фадлан, бывший в Бухаре в 921 г., интересовавшийся бухарскими деньгами и подробно их описавший, золотые динары вовсе не упоминает. Более всего золотым динарам свойственна была функция сокровища, их предпочитали припрятывать. При уровне цен и объеме торговли того времени даже крупные сделки вполне обеспечивало серебро, серебряные монеты — дирхемы.

В IX—X вв. в государствах Тахиридов и Саманидов чеканили разные виды дирхемов, и каждый вид имел свое название и назначение. В IX, а особенно в X в., регулярным стал чекан общегосударственных серебряных дирхемов. На этих монетах нет никаких изображений, только надписи арабским почерком куфи.

В X в. эти монеты получили название «исмаили» — по имени Исмаила Саманида. Любопытно, что на территории Средней Азии дирхемы исмаили встречаются не часто, тогда как в Восточной Европе и в Прибалтике найдены уже сотни кладов дирхемов исмаили. Следовательно, они в первую очередь выполняли функцию мировых денег, хотя во внутригосударственной экономической жизни тоже играли определенную роль. В полном соответствии с этим находится их проба и вес. Сначала проба их была очень высокой, а вес точным, так что обращение внутри государства могло быть и было штучным. Когда же стало ясно, что все равно основная масса этих монет уплывает за границу, а за пределами государства, как известно, монеты все равно идут на вес, саманидское правительство решило удешевить их чеканку, И действительно, не прошло и трех десятилетий, как изменился вес дирхемов исмаили, а весовые колебания стали очень значительными. Аналогичным образом изменилась и их проба. Такие монеты внутри государства уже не могли обращаться поштучно, а это важное косвенное доказательство того, что роль дирхемов исмаили во внутренней торговле уменьшилась. Возможно, они, подобно золоту, уже лишь в редких случаях обслуживали внутригосударственные рынки.

Главным средством обращения в Средней Азии в IX—X вв. были дирхемы, именуемые в источниках хорезмийскими, мусейяби, мухаммади и гитрифи. Особенно интересны три последние вида. На них, в отличие от дирхемов исмаили, арабские надписи занимают самое незначительное место, главное же — это изображения: бюст государя на одной стороне, священный жертвенник с огнем и стражи — на другой: Это не что иное, как схематизированное повторение изображений сасанидских монет одного из государей V в. н. э. Очень важная особенность экономики того времени заключалась в том, что налоги были исчислены именно в этих видах монет с изображениями, но каждая область платила налоги не любыми монетами, а каким-либо определенным видом. Например, область Шаш со своими рудниками и г. Ходжент платили только высокопробными дирхемами мусейяби; Согд с центром в Самарканде и Фергана платили дирхемами мухаммади; Бухара — только дирхемами гитрифи и т. д. А область Уструшана платила 48 тыс. дирхемов мухаммади и 2 тыс. дирхемов мусейяби.

Ясно, что эти три вида дирхемов чем-то существенно отличались друг от друга, иначе каждая область фиксированную сумму налога могла бы платить любыми из этих дирхемов. Существуют две точки зрения по этому вопросу: первая, что эти Дирхемы с изображениями различались арабскими надписями, вторая — металлом . вторая точка зрения находит подтверждение и в источниках. Мусейяби были из высокопробного серебра, недаром ибн Хаукаль отметил, что мусейяби — «из их сокровищ». Про дирхемы мухаммади Истахри пишет, что они сплавлены из железа, меди, серебра и пр., т, е. они были из низкопробного серебра. А гитрифи — из бронзы. Соответственно различалась и их покупная способность: больше можно было купить на дирхемы мусейяби, меньше — на дирхемы гитрифи. Однако одной из особенностей денежного хозяйства IX—X вв. являлось то, что все три вида этих монет по курсу были выше серебряных общегосударственных дирхемов исмаили, т. е. даже на бронзовые гитрифи можно было купить много больше, чем на дирхемы исмаили.

Для мелкой торговли употреблялись медные монеты — фельсы. Они ходили в определенном соотношении с серебряными монетами. Например, в 921 г. в Бухаре серебряный дирхем равнялся 24 медным фельсам. Медные монеты были предназначены для внутриобластного обращения, но практически выходили за пределы области, хотя там они шли по более низкому курсу. Например, в том же 921 г. в Бухаре на самаркандские медные монеты можно было купить лишь 2/3 того, что можно было купить на местные бухарские фельсы.

Особенности обращения дирхемов мусейяби, мухаммади, гитрифи и медных монет говорят о том, что даже в X в., в рамках достаточно централизованного Саманидского государства, Средняя Азия не представляла собой в экономическом отношении единого целого. Четко выделяются экономические области со своими рынками. Эти областные рынки, несмотря на растущие торговые связи, сохраняют некоторую обособленность, вплоть до особого состава монет. И правительство вынуждено было считаться с этими особенностями и традициями.

В этот период значительно развилась также торговля Мавераннахра с Востоком и Западом, особенно со странами Ближнего Востока, с кочевой степью на северо-восточных границах. Изменился и ассортимент товаров, бывших в ходу в торговле Мавераннахра с другими странами. Теперь чаще встречаются предметы, идущие для личного пользования широких слоев населения и для нужд кустарной промышленности. Караванный путь между Ближним Востоком и Китаем пролегал по Мавераннахру. Этот путь начинался в прибрежных средиземноморских странах, проходил через Багдад, Хамадан, Нишапур, Мере, Амуль на Бухару, а оттуда через Самарканд, Шаш, Тараз, Баласагун, Суяб и южный берег Иссык-Куля вел в Монголию и Китай.

Караваны бывали иногда очень большие. Так, например, Ибн Фадлан, который в 921—922. гг. в качестве секретаря участвовал в посольстве халифа Муктадира в царство Волжских булгар, утверждает, что караван посла состоял из 5 тыс. человек и 3 тыс. коней, не считая верблюдов ББ. Однако обычные торговые караваны все же были меньше, С караванами часто ездили не только купцы, но и ремесленники, мастера, ученые, художники и путешественники. С ними же ездили и послы. В этих случаях караваны бывали действительно очень большими и сопровождались вооруженными отрядами.

Сильно была развита торговля Мавераннахра и Хорасана с Булгарским царством. Ибн Фадлан подробно описал торговый путь, связывавший Среднюю Азию и юго-восток Европы. Прежде торговый путь из Багдада и Ирана в Булгарское царство шел через Кавказ и Хазарское царство. Однако в начале X в., т. е. при правлении халифа Муктадира, отношения между багдадским халифом и Хазарским царством ухудшились, и торговые пути стали проходить через Мавераннахр. Ибн Фадлан пишет, что из Бухары торговые пути шли к Амударье, затем по Амударье в Кят — центр Южного Хорезма, потом в Ургенч, а оттуда через Эмбуш Булгарское царство. Таким образом, торговый путь огибал территорию Хазарского царства и шел по левому берегу Волги: По пути были выстроены постоялые дворы, где купцы останавливались на отдых. Об интенсивности торговых связей Средней Азии с Русью свидетельствует большое количество, саманидских дирхемов исмаили, найденных в различных местностях России, вплоть до Балтийского моря. Из Булгарского царства через Хорезм вывозили меха, кожи, кору для дубления кож (последнее существенно в связи с развитым в самой Средней Азии кожевенным производством), скот, рабов, мед, орехи и многое другое. Из Средней Азии в Восточную Европу везли рис, сухофрукты, различные ткани, но более всего — серебряные дирхемы исмаили.

Торговля и денежное обращение в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Строительство и архитектура в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Производство тканей и другие ремесла в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Производство стекла и керамики в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Горное дело и металлургия в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Сельское хозяйство в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Феодальные междоусобицы и ослабление государства Саманидов
Государственное устройство государства Саманидов
Образование государства Саманидов
Правление династии Саффаридов
Правление династии Тахиридов

Усиление местной феодальной аристократии Мавераннахра в IX—X вв.
Роль народов Средней Азии в борьбе Омейядов и Аббасидов
Завоевание арабами Мавераннахра (Второй период)
Завоевание арабами Мавераннахра в VIII в.
Начальный этап завоевания арабами Мавераннахра в VII в.
Социально-экономический строй Средней Азии V-VIII вв.
Фергана VI-VIII вв.
Уструшана VI-VIII вв.
Религия Согда в VI-VII вв.
Согдийская письменность и литература
Искусство Согда в VI-VII вв.
Строительное дело и архитектура Согда в VI-VII вв.
Самарканд – столица Согда в VI-VII вв.
Согд в VI-VII вв. – замок Муг и Пенджикент
Колонизационная деятельность согдийцев в VI-VII вв.
Ремесла и торговля Согда в VI-VII вв.
Ирригация и сельское хозяйство Согда в VI-VII вв.
Согд в VI-VII вв.
Религия Тохаристана в VI – начале VIII в.
Искусство Тохаристана в VI – начале VIII в.
Строительное дело и архитектура Тохаристана в VI – начале VIII в.
Ремесла и торговля Тохаристана в VI – начале VIII в.
Ирригация и сельское хозяйство Тохаристана в VI – начале VIII в.
Тохаристан в VI – начале VIII в.
Движение Абруя
Взаимоотношения Тюркского каганата с местными владетелями
Тюркско-сасанидский конфликт
Тюрки и эфталиты
Тюркский каганат и распространение его власти на Среднюю Азию
Движение Маздака
Эфталитское общество
Проблема происхождения хионитов и эфталитов
Племена и народности Средней Азии в IV—VI веках н.э. – Эфталиты
Племена и народности Средней Азии в IV—VI веках н.э. – Хиониты
Племена и народности Средней Азии в IV—VI веках н.э. – Кидариты
Сасанидское царство в IV—VI веках н.э.
Структура среднеазиатского общества в конце I тыс. до н.э. – начале I тыс. н.э.
Культура и религия кушанской Средней Азии
Экономика в кушанское время
Города и поселения в кушанское время
Упадок Кушанского царства
Расцвет Кушанского царства
Начальный период Кушанского царства
Победа Парфии над Римом
Бактрия и Согд во II—I вв. до н. э.
Вторжение юэчжей в Греко-Бактрию
Внутренний строй, экономика и культура Ферганы и Хорезма в III—II вв. до н.э.
Внутренний строй, экономика и культура Парфянского царства в III—II вв. до н. э.
Внутренний строй, экономика и культура Греко-Бактрийского царства в III—II вв. до н. э.
Расцвет Греко-Бактрийского царства
Парфия и Греко-Бактрия. Борьба с селевкидской экспансией
Возникновение и ранняя история Парфии и Греко-Бактрии
Средняя Азия в составе Селевкидского государства
Борьба среднеазиатских народов против греко-македонских войск
Поход Александра Македонского на Восток
Средняя Азия и Иран в Ахеменидский период
Социально-экономический строй, культура и религия в Согде, Хорезме и Бактрии в VI—IV вв. до н. э.
Средняя Азия в составе Ахеменидской державы
Восстания против Ахеменидов при Дарии I
Кир и Томирис. Разгром ахеменидских войск
Завоевания Кира II в Средней Азии
Возникновение Ахеменидского государства
Зороастризм
Древнейшие государственные образования по Авесте
Среднеазиатское общество по Авесте
Авеста как исторический источник
Раннежелезный век Таджикистана
Пути расселения индоиранских племен и среднеазиатские археологические комплексы
Индоиранская общность
Древнейшие наскальные рисунки Таджикистана
Неолитические памятники Таджикистана
Мезолитические памятники Таджикистана
Памятники верхнего палеолита Таджикистана
Памятники среднего палеолита Таджикистана
Памятники нижнего палеолита Таджикистана
История Таджикистана
Каменный век
Бронзовый век
Хронология

Читайте также:

Строительство и архитектура в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.

Строительство и архитектура в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.

Из книги Б.Г.Гафуров “Таджики. Древнейшая, древняя и средневековая история”

В письменных источниках имеются многочисленные сведения о постройках IX—X вв., но до нашего времени сохранилась лишь небольшая их часть.

Возводились дворцы и замки, караван-сараи и торговые помещения, мечети, медресе и мавзолеи. Строили в основном еще из глины и пахсовых блоков и сырцового кирпича. Большое место в строительстве занимало дерево: деревянные колонны и плоские перекрытия были весьма типичны для IX—X вв. Жженый кирпич в этих сырцово-деревянных постройках занимал второстепенное место. Но именно в это время появляются монументальные постройки, сложенные целиком из жженого кирпича. Это было новое, важное и прогрессивное достижение эпохи.

Среди разных категорий монументальных построек IX—X вв. лучше изучены мавзолеи. Сейчас известно четыре: мавзолей Саманидов в Бухаре, мавзолей Араб-Ата в Тиме, мавзолей Мир-Саид-Бахром в Кермине и мавзолей Ак-Астана-баба близ Узуна.

Мавзолей Саманидов, по общему признанию,— шедевр среднеазиатской средневековой архитектуры. Композиция его проста: кубовидный объем, увенчанный куполом. Постройка невелика, но производит впечатление монументальности. Вместе с тем гармоничное сочетание горизонтальных и вертикальных членений, подчеркнутых декоративной отделкой, делает памятник изящным и легким.

Все фасады его оформлены одинаково. Поверху мавзолей обегает сплошная арочная галерея. Плоскость стен галереи расчленена тремя вертикалями: углы постройки — в виде массивных приставных колонн; по центру — арочные входы, заключенные в прямоугольные рамы. Входы имеют свои собственные членения: они решены в виде двух перспективно уменьшающихся арок, опертых на угловые колонки, что увеличивает ощущение их глубины.

Внутри переход от квадратного помещения к куполу осуществлен с помощью усложненных арочных парусов, переброшенных по углам и превращающих квадрат в восьмигранник. В целом внутреннее членение соответствует внешнему: гладь стен, прорезанная заключенными в прямоугольные рамы арками входов; горизонтальный пояс из восьми арок; купол. Поясу арочных парусов внутри и арочной галерейки снаружи соответствует узкий внутристенный ход, обегающий на этой высоте весь мавзолей.

Основным материалом декоративной отделки является тот же строительный кирпич, основным приемом орнаментации— разные виды фигурной выкладки. Орнаментация строга и вместе с тем чрезвычайно разнообразна.

Почти все конструктивно-планировочные приемы, детали постройки и ее украшения находят аналогии в более ранней архитектуре Согда; мавзолей Саманидов как бы впитал в себя достижения зодчества предшествующего времени, подвел некий итог. Вместе с тем жженый кирпич как основной строительный и декоративный материал открыл перед зодчим новые возможности, которые и были виртуозно использованы.

Мавзолей Саманидов был построен в конце IX или начале X в., а мавзолей Араб-Ата — в 977/78 г. (дата в надписи на нем). Их разделяют примерно три четверти столетия. Поиски архитектурной мысли привели к созданию принципиально нового типа мавзолея – портально-купольного.

Мавзолей Араб-Ата — куб, перекрытый куполом, но вход в него с одной стороны и оформлен он монументальным порталом, вздымающимся выше уровня стен и закрывающим собой значительную часть купола. Портал фланкирован по углам гранеными устоями, которые придают ему одновременно и стройность и монументальность. Над стрельчатой входной нишей расположена декоративная аркатура. Внутри членение трехчастное (гладь стен; пояс парусов, образующих переход от квадрата к восьмиграннику; купол), но система парусов очень своеобразная, двухъярусная. В декоративной отделке мавзолея использованы разные материалы и приемы. Здесь фигурная кирпичная кладка и орнаменты, вырезанные в ганче, здесь надпись на фоне растительного рисунка и узоры из подтесанных и отшлифованных, кирпичей. В целом ряде конструктивных и декоративных деталей еще усматривается связь с согдийским зодчеством, но больше тех новых черт, которые в завершенном и развитом виде будут представлены в памятниках XI—XII вв.

Анализ пропорций двух этих памятников показал, что они построены по заранее разработанному проекту, причем все размеры относились друг к другу, как сторона квадрата к его диагонали. Эта математическая закономерность, талантливо воплощенная в реальных постройках, явилась основой удивительной гармоничности и совершенства мавзолея Араб-Ата, и особенно мавзолея Саманидов.

В этот период видоизменяются феодальные усадьбы,, на первый план выступает не оборона, а благоустройство жилых помещений. Неприступной когда-то мощи и замкнутости наружных крепостных стен уже нет. По всем фасам — никак не защищенные входы, гладь стен прорезана окнами, в угловых башнях нет даже бойниц.

На городище Афрасиаб были вскрыты остатки дворца Саманидов, выстроенного в основном тоже из сырцового кирпича. Один из залов дворца сохранил декоративную отделку: панель и фриз из резного штука (фриз окрашен), остатки живописи. Панель делилась на прямоугольные панно, каждое панно заключало крупный геометрический узор, внутри которого мелкий, стилизованно растительный орнамент. Резной штук саманидского дворца свидетельствует о большом мастерстве, изобретательности и фантазии резчиков по алебастру.

Великолепны образцы резного дерева саманидского времени: михраб из Искодара, деревянные колонны из верховьев Зеравшана, Искодарский михраб, с большим искусством собранный без клея и гвоздей, весь покрыт резьбой: здесь и ленты куфических надписей, и крупные геометрические узоры, и тончайшая сетка сплошного стилизованно-растительного орнамента. В строгих пропорциях выдержаны колонны из кишлаков Курут, Обурдон, Фатмев. Они еще сохранили традиции согдийского зодчества, но в них много новых элементов. Резьба этих колонн, особенно капителей, — глубокая, горельефная; растительные узоры самой причудливой формы сочетаются с зооморфными изображениями. Наиболее богата зооморфными мотивами обурдонская колонна (рыбы, птичьи головы и пр.).

Строительство и архитектура в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.

Производство тканей и другие ремесла в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.

Производство стекла и керамики в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Горное дело и металлургия в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Сельское хозяйство в Средней Азии и Хорасане в IX-X вв.
Феодальные междоусобицы и ослабление государства Саманидов
Государственное устройство государства Саманидов
Образование государства Саманидов
Правление династии Саффаридов
Правление династии Тахиридов

Усиление местной феодальной аристократии Мавераннахра в IX—X вв.
Роль народов Средней Азии в борьбе Омейядов и Аббасидов
Завоевание арабами Мавераннахра (Второй период)
Завоевание арабами Мавераннахра в VIII в.
Начальный этап завоевания арабами Мавераннахра в VII в.
Социально-экономический строй Средней Азии V-VIII вв.
Фергана VI-VIII вв.
Уструшана VI-VIII вв.
Религия Согда в VI-VII вв.
Согдийская письменность и литература
Искусство Согда в VI-VII вв.
Строительное дело и архитектура Согда в VI-VII вв.
Самарканд – столица Согда в VI-VII вв.
Согд в VI-VII вв. – замок Муг и Пенджикент
Колонизационная деятельность согдийцев в VI-VII вв.
Ремесла и торговля Согда в VI-VII вв.
Ирригация и сельское хозяйство Согда в VI-VII вв.
Согд в VI-VII вв.
Религия Тохаристана в VI – начале VIII в.
Искусство Тохаристана в VI – начале VIII в.
Строительное дело и архитектура Тохаристана в VI – начале VIII в.
Ремесла и торговля Тохаристана в VI – начале VIII в.
Ирригация и сельское хозяйство Тохаристана в VI – начале VIII в.
Тохаристан в VI – начале VIII в.
Движение Абруя
Взаимоотношения Тюркского каганата с местными владетелями
Тюркско-сасанидский конфликт
Тюрки и эфталиты
Тюркский каганат и распространение его власти на Среднюю Азию
Движение Маздака
Эфталитское общество
Проблема происхождения хионитов и эфталитов
Племена и народности Средней Азии в IV—VI веках н.э. – Эфталиты
Племена и народности Средней Азии в IV—VI веках н.э. – Хиониты
Племена и народности Средней Азии в IV—VI веках н.э. – Кидариты
Сасанидское царство в IV—VI веках н.э.
Структура среднеазиатского общества в конце I тыс. до н.э. – начале I тыс. н.э.
Культура и религия кушанской Средней Азии
Экономика в кушанское время
Города и поселения в кушанское время
Упадок Кушанского царства
Расцвет Кушанского царства
Начальный период Кушанского царства
Победа Парфии над Римом
Бактрия и Согд во II—I вв. до н. э.
Вторжение юэчжей в Греко-Бактрию
Внутренний строй, экономика и культура Ферганы и Хорезма в III—II вв. до н.э.
Внутренний строй, экономика и культура Парфянского царства в III—II вв. до н. э.
Внутренний строй, экономика и культура Греко-Бактрийского царства в III—II вв. до н. э.
Расцвет Греко-Бактрийского царства
Парфия и Греко-Бактрия. Борьба с селевкидской экспансией
Возникновение и ранняя история Парфии и Греко-Бактрии
Средняя Азия в составе Селевкидского государства
Борьба среднеазиатских народов против греко-македонских войск
Поход Александра Македонского на Восток
Средняя Азия и Иран в Ахеменидский период
Социально-экономический строй, культура и религия в Согде, Хорезме и Бактрии в VI—IV вв. до н. э.
Средняя Азия в составе Ахеменидской державы
Восстания против Ахеменидов при Дарии I
Кир и Томирис. Разгром ахеменидских войск
Завоевания Кира II в Средней Азии
Возникновение Ахеменидского государства
Зороастризм
Древнейшие государственные образования по Авесте
Среднеазиатское общество по Авесте
Авеста как исторический источник
Раннежелезный век Таджикистана
Пути расселения индоиранских племен и среднеазиатские археологические комплексы
Индоиранская общность
Древнейшие наскальные рисунки Таджикистана
Неолитические памятники Таджикистана
Мезолитические памятники Таджикистана
Памятники верхнего палеолита Таджикистана
Памятники среднего палеолита Таджикистана
Памятники нижнего палеолита Таджикистана
История Таджикистана
Каменный век
Бронзовый век
Хронология

Читайте также: