Tajik Development Gateway на русском языке > История Таджикистана > Завоевание арабами Мавераннахра (Второй период)

Завоевание арабами Мавераннахра (Второй период)

Завоевание арабами Мавераннахра (Второй период)

Из книги Б.Г.Гафуров “Таджики. Древнейшая, древняя и средневековая история”

Положение народов Средней Азии

Во всех городах и крупных селениях Средней Азии арабы разместили свои гарнизоны, опираясь на которые они держали в повиновении местное население и проводили сбор налогов.

Господство Арабского халифата в Средней Азии легло тяжелым бременем на ее население. Так, уходя из Самарканда после его завоевания, Кутейба дал такое распоряжение своему брату, возглавлявшему арабский гарнизон: «Не разрешайте ни одному многобожнику входить в какие-либо из ворот Самарканда до того, как ему будет поставлена на руку глиняная печать, и если глина высохнет прежде, чем он выйдет из города, – убейте его, и если у него найдут железный нож – убейте его. И если после закрытия ворот на ночь вы обнаружите в городе кого-нибудь, – убейте его», Пришельцы разграбили захваченную ими страну, принудили ее жителей принять новую веру, преследовали культуру и обычаи покоренных ими народов. Не довольствуясь богатствами, захваченными при взятии городов, завоеватели взимали с местного населения многочисленные поборы, обязывая его снабжать своих новых господ рабами, рабынями, скотом и хлебом, ткацкими изделиями и разными другими товарами, а также обеспечивать всем необходимом арабские гарнизоны.

В покоренных областях арабская знать захватила лучшие земельные угодья, ирригационные сооружения, обложила города данью. Часть арабских воинов осела на поливных землях, отобранных у местного населения.

Были введены налоги по сасанидскому образцу: земельный (харадж), достигавший половины урожая, и подушная подать (джизья), первоначально распространявшаяся лишь на лиц, не принявших ислама. Кроме того, с крестьян и ремесленников взимались и другие поборы; они отбывали также натуральные повинности, принудительные работы по возведению зданий, мостов и крепостных стен, рытью каналов и т. п. Неплательщики налогов подвергались жестоким наказаниям, а земля у них отбиралась.

В некоторых городах – Мерве, Самарканде, Бухаре и др. – арабские гарнизоны и администрация занимали у местных жителей для своих нужд половину каждого дома. Хотя иногда, как, например, в Бухаре, такая конфискация производилась под предлогом необходимости постоянного наблюдения за тем, как местные жители выполняют предписания ислама, однако фактически это было еще одной формой ограбления местного населения, тем более что завоеватели, став хозяевами жилищ, часто заставляли прежних владельцев домов работать на себя.

Арабские халифы проводили политику внедрения ислама в завоеванных областях. В Средней Азии они тоже старались упрочить свое господство таким путем. К началу арабского проникновения в Среднюю Азию в ней не было единой религии. Наряду с широким распространением зороастризма здесь имелись последователи христианства, буддизма, манихейства, иудаизма. Арабы объявили все эти религии ложными; особенно решительно они боролись с зороастризмом, который был религией большинства населения Средней Азии, Для того чтобы свести на нет влияние других религий, наместники халифа всюду уничтожали религиозную литературу народов Средней Азии, особенно зороастрийскую. В результате не только религиозная, но и светская литература народов Мавераннахра, в том числе произведения согдийской письменности, почти совершенно исчезли.

Местные жители, принявшие ислам, пользовались вначале значительными льготами. Тем, кто исполнял предписания новой религии, даже платили деньги. С тех же, кто оказывался исповедовать ислам, ежегодно взималась подушная подать – джизья. Эти меры способствовали распространению ислама в Средней Азии, однако большинство принявших ислам еще долгое время продолжало тайно исповедовать свою прежнюю религию,

Борьба согдийцев, ферганцев и тюрок в 720—722 гг.

В исторической литературе порой встречаются упоминания об участии Китая в антиарабской борьбе. Это основано на недоразумении. На самом деле, как показывают письменные источники, танские императоры натравливали среднеазиатских правителей против арабов, выражали им благодарности и жаловали чины. Подстрекая к борьбе против арабов, обещая в будущем помощь и требуя за неисполнявшиеся обещания от этих правителей признания вассальных отношений к Китаю, китайское правительство палец о палец не ударило, чтобы реально помочь народам Средней Азии.

Как отмечает Л. Н. Гумилев, танское правительство не сняло ни одного полка с других границ и не бросило ни одною воинского подразделения на помощь ферганцам или согдийцам. Как пишет этот исследователь, «имперцы рассчитывали, что страх перед грабежами арабов и тибетцев толкнет к ним в объятия все население Средней Азии и им останется лишь внести туда организующее начало» (последнее выражение следовало бы взять в кавычки).

Не получив помощи от китайцев, согдийцы попытались возобновить коалицию с Ферганой и тюрками. В 720 г. в Согде вновь вспыхивает мощный очаг освободительной борьбы.

Предшествующие события протекали следующим образом.

Халиф Омар ибн Абд ал-Азиз (717—719 гг.) объявил о проведении финансовой, реформы, согласно которой с новообращенных мусульман, как и с мульсульман-арабов, не следовало взимать ни харадж, ни джизью. Он также запретил арабам в дальнейшем приобретать, т. е. попросту захватывать, земли, так как это уменьшало хараджные поступления в центральную казну. Однако наместники Хорасана уклонялись под разными предлогами от выполнения приказа халифа, В свою очередь среднеазиатская знать, многие представители которой заявили, что считают себя мусульманами, не желала вносить-налога и оставляла его себе. Между знатью и местными представителями халифатской администрации возник конфликт. На стороне среднеазиатской знати был и народ, который испытывал на себе ужасы террора и безмерного угнетения со стороны арабов. Усиленно распространялись слухи, что в 100 г. хиджры, т. е. в 718—719 гг., оканчивается могущество арабов.

Выступление Гурека против арабов, возможно, привело (именно в этот момент, а не раньше) к тому, что по наущению арабов царем Согда и правителем Самарканда объявил себя Деваштич.

Против арабов выступили многие ранее враждовавшие между собой и придерживавшиеся разной ориентации группировки согдийской знати. На помощь были позваны тюрки.

Согдийцы восстали в начале 720 г. Прибыла помощь от тюрок – их каган направил войско под руководством Курсуля. Союзники нанесли арабам крупное поражение. В Согде почти не оставалось районов и правителей, которые бы не восстали против захватчиков. Лишь в отдельных районах остались арабские гарнизоны, но и тем приходилось откупаться от восставших контрибуцией, выдавать заложников и т.д. Роли переменились. Зажатые, словно в мышеловке, захватчики трепетали перед морем народного гнева. Попытки наместника Хорасана подавить восстание успеха не имели. Тогда наместником Хорасана был назначен Саид ал-Хараши, который перед тем «прославился» жестоким подавлением народного восстания в Ираке. Новый наместник начал переговоры с восставшими. И сразу же часть знати изменила делу восстания. Среди этих изменников был и царь Согда Гурек, который не только перешел на сторону арабов, но и принял обязательство выступать вместе с ними против своих же подданных. Тем не менее значительная часть восставших решила не сдаваться арабам, а уйти в те области, которые были тогда за пределами арабской власти.

Такой областью являлась Фергана. Ее царь Алутар (к тому времени вернувший себе ферганский престол) обещал согдийцам убежище и покровительство. Основываясь на этой договоренности, в Фергану решила уйти большая группа согдийцев – выходцев из разных мест Согда. Их возглавлял Карзанч – человек большой отваги и мужества. Ему не нравилась идея укрыться в Фергане. Он предложил свой план, а именно: напасть на авангард арабского войска и разгромить его, либо уйти, за Сырдарью к тюркам. Однако согдийские купцы и дихканы не согласились с его предложениями и настояли на уходе в Фергану.

Когда колонна восставших направилась в сторону Ферганы, Алутар вероломно начал переговоры с арабами, обещая им выдать восставших. Согдийцам же он сообщил, что его обязательства по отношению к ним вступят в силу через 20 или 40 дней после того, как они укроются в одном ущелье в Исфаре. Пока шли эти переговоры, к Ходженту, где временно расположились согдийцы, подошли арабские отряды; ставленник арабов Алутар, разумеется, отказался помогать обманутым им людям.

Захват Ходжента (весна или лето 722 г.) дался арабам нелегко. Согдийцы стояли насмерть. Они вырыли у городских ворот ров, замаскировали его, а затем, притворно, обратившись в бегство, завлекли арабов, десятки которых попали в плен. Но когда подошли значительные арабские силы, были подтянуты стенобитные машины, положение осажденных стало критическим. Они приняли условия арабов вернуться в Согд, заплатить харадж, отпустить арабских пленных. Согдийцы были обезоружены. Обвинив одного из них в преступлении, арабы начали истреблять их всех. Но и в последние часы своей жизни согдийские воины вели себя, как герои: Табари с удивлением пишет, что безоружные согдийцы оказали сопротивление, они сражались дубинами . Все они были перебиты, в живых остались 400 купцов, откупившихся богатыми товарами. Пострадал и простой народ Ходжента: арабский предводитель приказал ходжентским земледельцам носить на шее свинцовые пломбы — печати; проявивших непокорность убивали.

Другой группой восставших руководил Деваштич. Возглавляемая им группа согдийцев двинулась от Пенджикента вверх по Зеравшану. По весьма вероятному предположению А. Ю. Якубовского, Деваштич намеревался вывести своих людей через Шахристанский перевал к Ходженту и также увести в Фергану. Но этому замыслу не суждено было осуществиться. В районе кишлака Кум находился замок Абгар (или Абаргар), который отождествляют (хотя это не бесспорно) с замком на горе Муг. Арабское войско включало отряды некоторых среднеазиатских владетелей. Попытка Деваштича остановить продвижение противника в открытом сражении не принесла ему успеха. Через некоторое время осажденные начали испытывать острую нужду в припасах. Деваштич вынужден был начать переговоры. Ста семьям осажденных, в том числе самому Деваштичу, была гарантирована жизнь. Но и здесь завоеватели проявили свое обычное вероломство: Деваштич вскоре бы зверски убит – его распяли, а отрубленную голову отправили правителю Ирака.

С небывалой жестокостью было подавлено это антиарабское движение. Многие местные правители и дихканы были убиты, их владения захвачены арабскими военачальниками, эксплуатация крестьян усилилась.

Некоторые правители среднеазиатских владений и после поражения антиарабского движения 720—722 гг. не сложили оружия. Среди них оказались даже те, кто в прежние времена склонял голову перед завоевателями. В частности, в 723 г. двинул свои войска против арабов ферганский царь Алутар. Вместе с тюрками и чачцами ферганское войско наносит сильное поражение захватчикам, преследуя их на всем протяжении пути от Ходжента до Самарканда. Затем вновь произошло восстание в Согде. Борьба то затихала, то разгоралась. Военные действия шли с переменным успехом.

Хутталян в борьбе с завоевателями

Серьезное сопротивление арабам оказало свободолюбивое и мужественное население Хутталяна. Хутталян в то время охватывал территорию кулябской группы районов и Вахшской долины, в политическом отношении ему подчинялись и другие районы Южного Таджикистана. Царь Хутталяна имел в своем распоряжении 50 тыс. войска.

Арабы решили начать серьезные военные Действия против Хутталяна лишь в 725 г. Арабский наместник Асад ибн Абдаллах, восстановив Балх, совершает поход на Хутталян. Арабов встретили объединенные силы царя Хутталяна и кагана тюрок. Арабское войско обратилось в бегство. Табари сообщает, что, когда Асад ибн Абдаллах после позорного провала военной операции в Хутталяне возвратился в Балх, жители Бал ха сложили о нем насмешливую песенку — первое сохранившееся произведение на таджикском языке:

Из Хутталяна ты пришел,
Обесчещенным пришел.
Сокрушенным ты вернулся,
Истощенным, растерянным ты прибыл

Разгром был столь полным, что более чем десятилетие арабы н не пытались овладеть Хутталяном. Лишь в 737 г. Асад ибн Абдаллах вторгся в Хутталян. Вначале он сумел получить некоторый перевес/ Но о его вторжении через некоторое время узнал каган тюрок. С большим войском он двинулся на помощь хутталянцам. Асад ибн Абдаллах отступил. Он переправился через Пяндж в районе Соленой горы (сейчас ее называют Ходжа Мумин). При этом арабы потеряли весь обоз. Войска тюрок и хутталянцев преследовали арабов и на левом берегу реки. У анти-арабской коалиции была полная возможность полностью разгромить деморализованные беспорядочным отступлением силы арабов и захватить Балх. Но вместо того, чтобы нанести концентрированный и немедленный удар пj арабскому войску, союзники долго выжидали, захватывали второстепенные пункты, рассеивали свои отряды по всей стране. И когда произошло сражение при Харистане между отрядом союзников и отрядом Асада, арабам не только удалось уйти от поражения, но и разгромить кагана и хутталянцев. Во главе Хутталяна в качестве его правителя того времени называется Бадр-Тархан. Попав в окружение, Бадр-Тархан и его воины сражались против арабов, но в конце концов хутталянцы вынуждены были пойти на переговоры. Бадр-Тархану была обещана неприкосновенность, но это было обманом: как и в случае с Деваштичем, клятва была нарушена, и Бадр- Тархfн зверски убит. Лишь после этого арабы захватили Хутталян.

Один из потомков хутталянских правителей был вынужден переправиться в Фергану. Преследуемый арабами, он бежал оттуда в Уструшану/ Он и его спутники захватили с собой множество идолов и установили их в Уструшане.

Во главе Уструшаны, как указывалось, стоял афшин. Опираясь на поддержку мелких владетелей-дихканов и особенно на сочувствие и активную борьбу свободолюбивых земледельцев- общинников, уструшанские fфшины не допускали арабских захватчиков в свои земли вплоть до конца VIII в.

В 728 и в 736—737 гг. против арабских завоевателей поднялось население Тохаристана и Согда, поддержанное войсками тюркского кагана. Положение арабов, особенно в 737 г., было критическим.

Подробности этих восстаний таковы. При халифе Хишаме (724—743 гг.) большинство населения Согда внешне приняло ислам и не платило подушной подати (джизьи). Казна халифата в это время сильно оскудела, и с целью ее пополнения халиф отдал приказ, чтобы все принявшие ислам уплатили дополнительный налог. Возмущенное население обратилось в центр халифата с посланием, в котором указывалось, что введение дополнительного налога незаконно, так как противоречит обещанию об освобождении верующих от уплаты джизьи. Как и следовало ожидать, требование об отмене налога Хишамом было отвергнуто. Тогда согдийцы отреклись от ислама и вновь вернулись к своей древней вере. Они призвали на помощь тюрок и восстали против власти халифата. Восстание приняло широкие размеры, вся территория Мавераннахра, кроме Самарканда и Дабусии, перешла в руки восставших.

Сложность положения в Хорасане и Мавераннахре вынудила халифа в короткий срок сменить здесь нескольких наместников. Наконец, в 738 г. наместником Хорасана и Мавераннахра стал Наср ибн Сайяр. В течение длительного времени он занимался государственными делами в Хорасане. В 738—739 гг. новый наместник совершил три похода в Мавераннахр (в Самарканд, Чач и Фараб) для подавления восстаний местного населения. Наср ибн Сайяр постарался установить близкие отношения с местной знатью, с тем чтобы с ее помощью держать страну в повиновении. Он вступил в родственные связи с аристократами Мавераннахра, женившись на дочери бухар-худата.

Несмотря на все это, борьба народа против захватчиков продолжалась, Средняя Азия считалась одной из самых ненадежных окраин халифата.

Последствия включения Средней Азии в Арабский халифат

При оценке исторического значения арабского завоевания Средней Азии не следует впадать в крайности, которые можно встретить, часто в завуалированной форме, в некоторых исследованиях.

При анализе такого сложного явления, каким было арабское завоевание Средней Азии, необходимо прежде всего строго придерживаться классовых позиций, учитывать необыкновенно пестрый, разнообразный классовый и племенной состав феодального общества.

Нет сомнения в том, что сасанидская администрация и местная светская и духовная знать тяжко угнетали в Иране и Средней Азии крестьян и ремесленников; поэтому народ в массе первоначально отказывался поддерживать правительство в его борьбе против арабов. Лозунги арабских правителей о равноправии и освобождении ошибочно воспринимались иногда, народом как воскрешение традиций маздакитского движения. Все это способствовало победоносному шествию арабов по территории Ирана и Хорасана в первый период завоевания.

Вместе с тем арабское завоевание Средней Азии было прежде всего завоевательной войной в интересах арабской правящей верхушки, несшей завоеванному населению разорение и насилие, потерю земель и домов, перспективу двойного гнета.

Местные правители, покончив с зависимостью от сасанидского Ирана, особенно во второй половине VII в., попали под власть еще более жестокой арабской администрации. Завоеватели осуществляли политику грабежа и угнетения. Вследствие этого, особенно на последующем этапе завоевания, во многих пунктах население Средней Азии выступало против захватчиков и стойко оказывало им вооруженное сопротивление.

Необходимо также учитывать, что обстановка менялась в зависимости от места и времени. Первоначальные попытки «задобрить» арабов, откупиться от них данью сменялись вооруженным сопротивлением. Натиск арабов нарастал, менялась политика феодализировавшейся верхушки халифата, становившаяся по мере укрепления этого огромного и растущего государства все более жестокой по отношению к завоеванным народам, И тогда сравнительно мирно занятые арабами районы восставали и оказывали им стойкое сопротивление, рассчитывая зачастую на помощь восточных союзников, в частности тюрок. Такова была в общих чертах историческая обстановка в Средней Азии VII—VIII вв.

Очень сложными и противоречивыми были этногенетические, языковые и культурные процессы на территориях, вошедших в состав халифата. На Ближнем Востоке и в Северной Африке значительные этнические массивы «арабизируются». Но и в тех областях, где население сохраняло родной язык, произошла исламизация, а вместе с тем распространился арабский язык, который считался священным: лишь тот, кто его знал, мог читать Коран и богословскую литературу. Так же как латинский язык в средневековой Западной Европе, арабский язык на территории халифата становится почти универсальным научным языком (лишь позже вновь развивается научная литература на местных языках). Культура народов халифата или, как ее иногда не вполне точно называют, мусульманская культура (и уж совсем неверно — арабская культура), – результат синтеза творческих достижений многих народов, в том числе среднеазиатских. Наличие единого религиозного мировоззрения (ислам) и общий (во всяком случае на начальных этапах) язык, тесное и непрерывное общение обусловили многие специфические черты этой культуры. Однако подчеркнем еще раз: каждый из входивших в халифат народов имел значительное культурное своеобразие, самобытность, определявшуюся его собственными культурными традициями и социально-экономическими факторами, которые, особенно с конца IX—Ҳ вв., приводят к постепенной культурной дезинтеграции.

Культура народов халифата IX — XII вв. была несравненно выше синхронной европейской. Величайшей исторической заслугой народов, входивших в состав халифата, является «ретрансляция» для всего человечества многих античных традиций, особенно в области естественных наук и философии, творчески переработанных учеными халифата. Их труды и деятельность способствовали знакомству европейцев с достижениями народов Востока. Труды таких среднеазиатских ученых, как Фараби, Бируни, Ибн Сина и многих других, внесли колоссальный вклад в культуру и науку не только халифата, но и всего человечества. Медицинские сочинения и математические трактаты, астрономические таблицы и арабские переводы с различных языков проникали на Запад и столетиями являлись наиболее авторитетными руководствами. Значительна роль Востока и в развитии западноевропейских литератур; существует даже предположение, что рифма перешла в романскую поэзию из арабской.

Итак, с точки зрения исторической перспективы, включение Средней Азии в халифат способствовало в конечном счете ускорению развития феодализма, консолидации среднеазиатских народностей, ослаблению раздробленности и созданию централизованного государства, на базе и по типу которого в дальнейшем сложились местные среднеазиатские и иранские государства; кроме того, нанеся сперва значительный ущерб местной экономике и культуре, оно способствовало в дальнейшем широчайшему развитию контактов между различными народами, на основе которых и произошел величественный культурный синтез в Средней Азии и на Ближнем Востоке IX—XI вв.

Завоевание арабами Мавераннахра (Второй период)
Завоевание арабами Мавераннахра в VIII в.
Начальный этап завоевания арабами Мавераннахра в VII в.
Социально-экономический строй Средней Азии V-VIII вв.
Фергана VI-VIII вв.
Уструшана VI-VIII вв.
Религия Согда в VI-VII вв.
Согдийская письменность и литература
Искусство Согда в VI-VII вв.
Строительное дело и архитектура Согда в VI-VII вв.
Самарканд – столица Согда в VI-VII вв.
Согд в VI-VII вв. – замок Муг и Пенджикент
Колонизационная деятельность согдийцев в VI-VII вв.
Ремесла и торговля Согда в VI-VII вв.
Ирригация и сельское хозяйство Согда в VI-VII вв.
Согд в VI-VII вв.
Религия Тохаристана в VI – начале VIII в.
Искусство Тохаристана в VI – начале VIII в.
Строительное дело и архитектура Тохаристана в VI – начале VIII в.
Ремесла и торговля Тохаристана в VI – начале VIII в.
Ирригация и сельское хозяйство Тохаристана в VI – начале VIII в.
Тохаристан в VI – начале VIII в.
Движение Абруя
Взаимоотношения Тюркского каганата с местными владетелями
Тюркско-сасанидский конфликт
Тюрки и эфталиты
Тюркский каганат и распространение его власти на Среднюю Азию
Движение Маздака
Эфталитское общество
Проблема происхождения хионитов и эфталитов
Племена и народности Средней Азии в IV—VI веках н.э. – Эфталиты
Племена и народности Средней Азии в IV—VI веках н.э. – Хиониты
Племена и народности Средней Азии в IV—VI веках н.э. – Кидариты
Сасанидское царство в IV—VI веках н.э.
Структура среднеазиатского общества в конце I тыс. до н.э. – начале I тыс. н.э.
Культура и религия кушанской Средней Азии
Экономика в кушанское время
Города и поселения в кушанское время
Упадок Кушанского царства
Расцвет Кушанского царства
Начальный период Кушанского царства
Победа Парфии над Римом
Бактрия и Согд во II—I вв. до н. э.
Вторжение юэчжей в Греко-Бактрию
Внутренний строй, экономика и культура Ферганы и Хорезма в III—II вв. до н.э.
Внутренний строй, экономика и культура Парфянского царства в III—II вв. до н. э.
Внутренний строй, экономика и культура Греко-Бактрийского царства в III—II вв. до н. э.
Расцвет Греко-Бактрийского царства
Парфия и Греко-Бактрия. Борьба с селевкидской экспансией
Возникновение и ранняя история Парфии и Греко-Бактрии
Средняя Азия в составе Селевкидского государства
Борьба среднеазиатских народов против греко-македонских войск
Поход Александра Македонского на Восток
Средняя Азия и Иран в Ахеменидский период
Социально-экономический строй, культура и религия в Согде, Хорезме и Бактрии в VI—IV вв. до н. э.
Средняя Азия в составе Ахеменидской державы
Восстания против Ахеменидов при Дарии I
Кир и Томирис. Разгром ахеменидских войск
Завоевания Кира II в Средней Азии
Возникновение Ахеменидского государства
Зороастризм
Древнейшие государственные образования по Авесте
Среднеазиатское общество по Авесте
Авеста как исторический источник
Раннежелезный век Таджикистана
Пути расселения индоиранских племен и среднеазиатские археологические комплексы
Индоиранская общность
Древнейшие наскальные рисунки Таджикистана
Неолитические памятники Таджикистана
Мезолитические памятники Таджикистана
Памятники верхнего палеолита Таджикистана
Памятники среднего палеолита Таджикистана
Памятники нижнего палеолита Таджикистана
История Таджикистана
Каменный век
Бронзовый век
Хронология

Читайте также: