Tajik Development Gateway на русском языке > История Таджикистана > Социально-экономический строй Средней Азии V-VIII вв.

Социально-экономический строй Средней Азии V-VIII вв.

Социально-экономический строй Средней Азии V-VIII вв.

Из книги Б.Г.Гафуров “Таджики. Древнейшая, древняя и средневековая история”
Письменные источники содержат не так много реальных сведений о социально-экономическом строе раннесредневековой Средней Азии, чтобы можно было подробно рассмотреть, причем в динамике социально-экономический строй Средней Азии V-VIII вв. Еще недавно историки были вынуждены ограничиваться извлечением скудных известий, буквально крох, из более поздних арабско-персидских источников. Даже в соответствующей весьма обстоятельной и глубокой главе II тома «Истории таджикского народа» (М., 1964) в части письменных источников имеется лишь изложение арабско-персидской традиции. Не останавливаясь на ней подробно, сосредоточим свое внимание на том, что дают синхронные эпохе согдийские документы с горы Муг и другие согдоязычные, а также отчасти хорезмийские документы.
В одном из мугских документов, рассказывающем о событиях в Куче, все общество – народ представляется состоящим из трех слоев: знать, купцы и «работники», т. е. крестьяне и ремесленники. Кроме того, имелись рабы нескольких категорий. И, Гершевич и В. А, Лившиц на основании анализа терминологии мугских документов предполагают наличие в Согде VII – начала VIII в. нескольких категорий рабов и зависимых людей. Здесь и просто рабы, и рабы-заложники, и рабы-военнопленные, и, наконец, «отдавшийся под покровительство». При этом домовладыка мог продать в рабство члена своей семьи. В хорезмийских надписях на оссуариях из Ток-калы отмечен термин хунаник (раб). В арабских источниках периода завоевания Средней Азии содержатся прямые указания, что в Согде в начале VIII в. имелись большие массы рабов.
И все же не рабы, а разные категории городских и сельских работников составляли основную производительную силу. Крестьяне, посылаемые для выполнения своих работ, называются в документах «люди». Кроме того, существует наименование «работающий по принуждению». Существовала и категория, куда включались работники, выполняющие свои обязанности за плату. Среди земледельцев различались кищтичкары и кишаварзы, что, по И. Гершевичу, означает «земледельцы» (соответственно farmer и plughman). Крестьяне-земледельцы носили название кадиверы. Большую роль играла сельская (агнатическая?) община, которая в документах обозначается п’Р (этим термином также обозначались «народ» и «страна»).
В состав господствующего класса (азаты – «свободные», «благородные», «знать») входили дихканы. В раннем (отчасти в развитом) средневековье дихкан – это крупный землевладелец, владеющий целой областью (например, Бухарой или Чачем), районом или крупной местностью. В источниках они называются соответственно «великими дихканами» и просто дихканами. Такого рода дихканы обладали большой властью прежде всего потому, что в их распоряжении имелись большие военные дружины, члены которых назывались чакиры (шакиры). Сюань-цзан говорит о Самарканде: «Их армия могущественна; она в большей части состоит из чжэ-гэ (чакиров). Природа людей чжэ-гэ свирепа и отважна. Они рассматривают^ смерть, как возвращение домой. Когда они атакуют, никакой враг не может противостоять им». Другой источник, описывая Ань (Бухару), сообщает о чжэ-гэ как о «смелых и мужественных людях».
Довольно много упоминаний о чакирах в арабско-персидских источниках. Суммируя все эти данные, можно прийти к заключению, что правители и дихканы имели большие дружины, члены которых рекрутировались из свободных и носили названия чакир. Чакиры были профессиональными воинами, и именно они составляли ядро войска. Число чакиров у крупных правителей превышало несколько тысяч.
И из мугскнх документов, и из сообщений арабских источников вытекает наличие сложной иерархии в составе господствующего класса и отношений вассалитета. Высшую ступень в этой иерархии занимает ихшид, Уже в «старых согдийских письмах» (начало IV в.) упоминается ихшид селения Тамархуша (в долине Исфары, известно и в IX-X вв.). В мугских документах термин «ихшид» передается идеограммой «царь». Арабо-персоязычные средневековые авторы не без основания раскрывали значение этого термина как «царь царей»; реальное его значение в раннесредневековой Средней Азии соответствовало «верховному правителю».
Наршахи донес до нас сведения о том, что дихканы одевались в особую одежду и носили золотой пояс (это полностью подтверждают иконографические материалы не только из Согда, но и из Тохаристана). Он же пишет о том, что бухарская царица, правившая (точнее, бывшая регентшей) в период, предшествующий арабскому нашествию, обычно ежедневно выезжала из цитадели Бухары и, воссев на трон, занималась государственными делами: отдавала распоряжения, в том числе о наградах и наказаниях. Каждый день двести молодых дихканов являлись к ней для оказания почестей; они стояли в два ряда, а с заходом солнца возвращались обратно в свои селения. На следующий день на смену им к царице являлись другие дихканы, Это оказание почестей рассматривалось как служба, причем каждой группе приходилось являться на нее четыре раза в год.
Благодаря мугским документам мы имеем некоторое представление об административной системе Согда.

В состав центральной администрации крупных среднеазиатских владений входили тудун – один из высших чинов, возможно начальник гражданской администрации, а также тархан. Одним из высших чинов был еще «ближний», «помощник». Важную роль играл дапирпат («главный писец», «начальник канцелярии»). Управляющий дворцовым хозяйством – фрамандар, ведал поступлениями и расходованием сельскохозяйственных и ремесленных продуктов и военного снаряжения; отдавал распоряжение о выдаче тех или иных предметов, составлял реестры и ведомости. В служебной иерархии он занимал очень высокое положение, подчиненные (а у него были специальные уполномоченные) величали его почти как правителя, обращаясь к нему как к «господину, государю, великому оплоту, фрамандару». Специальные функции выполнял «главный виночерпий», «главный лекарь», «начальник конюшни», «начальник парка». Существовала должность палача (документ А-5). Какие-то полицейские функции выполнял чиновник, обозначенный в документе В-4 термином. Имелись сборщики налогов. Большое значение имело управление войском. В мугских документах упоминается «военачальник».
Наряду с центральной, существовала и местная администрация. Она состояла из правителей селений и прилегающей округи (они именуются «государями»), из «сельского старосты», «арспана» и «главы».
Основная роль всей этой разветвленной административной системы состояла в выколачивании из трудового люда налогов, податей, повинностей. «Аппарат принуждения» раннесредневекового Согда работал как хорошо отрегулированный часовой механизм. Все посту олени я и перемещения материальных ценностей самым тщательным образом регистрировались, составлялись ведомости, реестры, расписки, все документы переписывались (часто в двух экземплярах), подписывались, к ним прилагались печати.
Существовали учреждения, осуществлявшие функции управления. Источники сообщают: «При определении наказания берут уложение, хранимое в храме, и решают дело». В «брачном контракте», найденном на горе Муг, зафиксировано, что брачный договор был совершен в «месте законоположений», называется имя его «главы», возможно религиозного.
Нищете угнетенных классов противостояло богатство и роскошь аристократии. Классическим примером является рассказ Наршахи о бухар-худате, вернувшемся на родину после восстания Абруя: в руках этого бухар-худата были сосредоточены несметные богатства. Можно привести и другой пример: некий согдиец Махйан арендовал у Деваштича «3 мельницы со всеми каналами, строения и жернова». Арендатор должен был вносить в качестве арендной платы за год 460 кафчей, т. е. свыше 3,5 т муки.
Археологические материалы (они отчасти приводились в предшествующих разделах) ясно свидетельствуют о наличии глубокой социальной н имущественной дифференциации. Внутри городов мы видим прекрасно отделанные просторные жилища знати, парадные дворцы правителей и рядом лачуги рядовых горожан.
Быт знати с его безграничной роскошью ярко отражен в памятниках искусства. Беззаботно пирующие аристократы, оставляющие мягкую лежанку или тахт лишь для того, чтобы схватиться в рыцарском поединке с такими же противниками, – и как фон этого безрадостные фигуры приниженных слуг.
Исследования Беркуткалинского оазиса в Хорезме, проведенные С. П. Толстовым и его сотрудниками Е. Е. Неразик и Б. В. Андриановым, дали чрезвычайно важный материал для характеристики сельской жизни той эпохи. Благодаря специфическим условиям, памятники Беркуткалинского оазиса прекрасно сохранились до наших дней, причем не отдельные памятники, а вся система поселений и ирригационных сооружений. Оазис вытянут узкой полосой (длина – около 40 км, ширина – около 4-5 км) вдоль большого магистрального канала.
На расстоянии 200-300 м друг от друга расположились укрепленные усадьбы – основной тип сельских поселений раннесредневекового Беркуткалинского оазиса. В усадьбах имелись большие дома-массивы, иногда концентрировавшиеся вокруг дворика. Кроме того, имелись сильно укрепленные замки. Все поселения объединялись в 8-13 групп, причем внутри каждой имелся главенствующий над этой группой замок. Усадьбы довольно резко отличались по величине, лишь 1/3 их были крупными, остальные – значительно более мелкими. Об имущественной (и социальной) дифференциации сельских общин косвенно свидетельствует и различие в площади возделывавшихся земель, которое в отдельных случаях удалось установить. Очень характерно также, что ряд замков был построен именно в это время. У подножья крупнейшего замка – Беркут-калы – возник даже небольшой городок, один из центров ремесленного производства оазиса. Процесс концентрации усадеб в группы протекал наиболее интенсивно в центральной части оазиса. В VIII вв. возникли замки, вокруг и вблизи них усадьбы, а старые центры пришли в упадок.
С. П. Толстов высказал идею, что топография Беркуткалинского оазиса отражает становление феодальных отношений. Эта идея была подтверждена и конкретизирована в процессе дальнейших археологических работ Е. Е. Неразик. По-видимому, на территории оазиса располагались несколько крупных сельских общин, включавших 7-8 тыс. человек. В усадьбах проживали агнатические группы разного размера – большие семьи, владевшие общим имуществом и выступавшие в качестве единого коллектива как в производственной, так и в общественной жизни, и обособленные малые семьи, вероятно игравшие менее существенную роль.
Судя по отдельным наблюдениям, такая же картина имела место и в других районах Средней Азии. Замки – резиденции дихканов – строго закономерно строились в головах оросительных систем, тем самым владельцы этих замков получали возможность распоряжаться водой, что в среднеазиатских условиях было равносильно праву распоряжаться жизнью и смертью сельского населения.
В нашей исторической литературе 40-50-х годов господствовало мнение, выдвинутое С. П. Толстовым, что в раннем средневековье городская жизнь приходит в упадок. Эта точка зрения сейчас пришла в полное противоречие с фактами. Даже приведенный в этой книге выборочный материал свидетельствует о значительном развитии городов и городской жизни. Города являются центрами ремесла и торговли (в Пенджикенте это очень наглядно прослежено при раскопках), высокоразвитой культуры. Для сельского ландшафта становятся характерными замки, которые иногда располагаются вплотную к городам. В этих замках, как и в шахристанах и цитаделях городов, обитали аристократы, та знать, о которой сообщают и письменные источники. Структура города и обилие замков, характер искусства и традиции «рыцарской жизни», наличие дружин у крупных аристократов, политическая раздробленность и признаки вассалитета – все это может свидетельствовать о глубочайших переменах в социально-экономической жизни. На смену рабовладельческой формации приходит другая – феодальная. В V- VIII вв. ее институты выступают еще в начальной, во многом незрелой форме, о многих из них мы можем лишь догадываться по косвенным данным, но все это не меняет основной сущности явления – оседлые области Средней Азии в V-VIII вв. вступают на путь феодального развития,
В тех исторических условиях возникновение феодального общества явилось важным прогрессивным явлением. Возникновение феодализма в Средней Азии (как и в других странах) стало возможно лишь на основе значительного развития производительных сил, которые уже не соответствовали рамкам рабовладельческой формации. Возникшая феодальная формация в Средней Азия характеризовалась многими существенными изменениями в жизни общества. Хотя деревня продолжает занимать доминирующее положение, уже на ранних этапах среднеазиатского феодализма развиваются феодальные города – важные очагн исторического прогресса. Все это развитие протекало в обстановке бурной классовой борьбы, восстаний угнетенных (вспомним, например, движение Абруя). Ф. Энгельс писал о государстве: «Главной целью этой организации всегда было обеспечивать при помощи вооруженной силы экономическое угнетение трудящегося большинства особо привилегированным меньшинством». Эта замечательная характеристика полностью относится и к раннесредневековой Средней Азии.

Социально-экономический строй Средней Азии V-VIII вв.
Фергана VI-VIII вв.
Уструшана VI-VIII вв.
Религия Согда в VI-VII вв.
Согдийская письменность и литература
Искусство Согда в VI-VII вв.
Строительное дело и архитектура Согда в VI-VII вв.
Самарканд – столица Согда в VI-VII вв.
Согд в VI-VII вв. – замок Муг и Пенджикент
Колонизационная деятельность согдийцев в VI-VII вв.
Ремесла и торговля Согда в VI-VII вв.
Ирригация и сельское хозяйство Согда в VI-VII вв.
Согд в VI-VII вв.
Религия Тохаристана в VI – начале VIII в.
Искусство Тохаристана в VI – начале VIII в.
Строительное дело и архитектура Тохаристана в VI – начале VIII в.
Ремесла и торговля Тохаристана в VI – начале VIII в.
Ирригация и сельское хозяйство Тохаристана в VI – начале VIII в.
Тохаристан в VI – начале VIII в.
Движение Абруя
Взаимоотношения Тюркского каганата с местными владетелями
Тюркско-сасанидский конфликт
Тюрки и эфталиты
Тюркский каганат и распространение его власти на Среднюю Азию
Движение Маздака
Эфталитское общество
Проблема происхождения хионитов и эфталитов
Племена и народности Средней Азии в IV—VI веках н.э. – Эфталиты
Племена и народности Средней Азии в IV—VI веках н.э. – Хиониты
Племена и народности Средней Азии в IV—VI веках н.э. – Кидариты
Сасанидское царство в IV—VI веках н.э.
Структура среднеазиатского общества в конце I тыс. до н.э. – начале I тыс. н.э.
Культура и религия кушанской Средней Азии
Экономика в кушанское время
Города и поселения в кушанское время
Упадок Кушанского царства
Расцвет Кушанского царства
Начальный период Кушанского царства
Победа Парфии над Римом
Бактрия и Согд во II—I вв. до н. э.
Вторжение юэчжей в Греко-Бактрию
Внутренний строй, экономика и культура Ферганы и Хорезма в III—II вв. до н.э.
Внутренний строй, экономика и культура Парфянского царства в III—II вв. до н. э.
Внутренний строй, экономика и культура Греко-Бактрийского царства в III—II вв. до н. э.
Расцвет Греко-Бактрийского царства
Парфия и Греко-Бактрия. Борьба с селевкидской экспансией
Возникновение и ранняя история Парфии и Греко-Бактрии
Средняя Азия в составе Селевкидского государства
Борьба среднеазиатских народов против греко-македонских войск
Поход Александра Македонского на Восток
Средняя Азия и Иран в Ахеменидский период
Социально-экономический строй, культура и религия в Согде, Хорезме и Бактрии в VI—IV вв. до н. э.
Средняя Азия в составе Ахеменидской державы
Восстания против Ахеменидов при Дарии I
Кир и Томирис. Разгром ахеменидских войск
Завоевания Кира II в Средней Азии
Возникновение Ахеменидского государства
Зороастризм
Древнейшие государственные образования по Авесте
Среднеазиатское общество по Авесте
Авеста как исторический источник
Раннежелезный век Таджикистана
Пути расселения индоиранских племен и среднеазиатские археологические комплексы
Индоиранская общность
Древнейшие наскальные рисунки Таджикистана
Неолитические памятники Таджикистана
Мезолитические памятники Таджикистана
Памятники верхнего палеолита Таджикистана
Памятники среднего палеолита Таджикистана
Памятники нижнего палеолита Таджикистана
История Таджикистана
Каменный век
Бронзовый век
Хронология

Читайте также: